Постоять за честь и достоинство

21/06/2021

В последней в этом сезоне публикации мы решили затронуть тему, которая нет-нет да и всплывает на бесплатных юридических консультациях Эстонского бюро депутата Европарламента Яны Тоом. Речь идет о защите чести и достоинства.

Маргарита Корнышева,

Советник Эстонского бюро депутата Европарламента Яны Тоом

Хотя известное «душа — Богу, сердце — женщине, долг — Отечеству, честь — никому!» произнес якобы еще генерал Корнилов, актуальности это выражение не теряет и часто цитируется нашими современниками. И понятно, что если уж честь – никому, то ее надо защищать. 

Демократическое право - пустой звук   

«В нашей Конституции прописано, что защита чести и достоинства - это непоколебимое демократическое право, - напомнила юрист Софья Певзнер-Белошитски. - Никто не вправе человека оскорблять, унижать или обвинять без приговора суда, а если это происходит, то является нарушением его конституционных прав.  

К сожалению, у нас нет закона, который бы четко устанавливал пропорцию: в какой момент, как, в каком объеме, в каких случаях можно обсуждать  человека так, чтобы его честь и достоинство точно не были задеты. Такт средствам массовой информации задают зачастую первые лица государства,   СМИ запускают этот контекст в массы, а дальше каждый действует в рамках своего воспитания и отношения к вседозволенности».    

По мнению юриста, самое страшное как раз и есть то, что отсутствует чувство меры – у журналистов, в Фейсбуке, везде: «Когда начинается травля какого-то лица, мало кто задумывается, что такому же удару подвергается его близкое окружение – жена, дети, родители, коллеги. «Отмыться» в таких случаях практически нереально, даже если бы все суды мира признали человека невиновным.  

А еще у нас и в этой теме постоянно присутствует ярко выраженный национальный аспект, особенно заметный в отношении к двум однотипным преступлениям. На столичной Лаагна теэ людей сбивает азербайджанец, и всех собак спускают на азербайджанскую общину «как преступную группировку, которую надо выслать из страны». На Сааремаа людей сбивает пьяный эстонец, и никому даже в голову не приходит говорить «о преступном острове, который надо стереть с лица земли, потому что там все алкаши и убийцы».      

Почему таких судебных процессов мало 

«Во-первых, в нашей стране отсутствовала внутренняя судебная практика по таким делам, она только-только начинает зарождаться, - пояснила Певзнер-Белошитски. - Во-вторых, у нас мало юристов, адвокатов (особенно русскоязычных), которые специализируются именно в этой сфере. Кроме этого, стоимость их услуг велика, что не всем по карману. 

В-третьих, пока не сформировался корпус судей, которые обладали бы достаточной для объективного рассмотрения подобных дел компетенцией (коротко говоря, чтобы умели отделять факты от оценочных мнений). Правда, сейчас в Харьюском уездном суде появилось несколько молодых судей, которые совершенствовались в Европе именно в этом направлении. Кстати, после террористического акта в редакции Charlie Hebdo той же Европе потребовалось шесть лет, чтобы Европейский суд по правам человека признал, что изображение тоже может оскорблять честь и достоинство. 

В-четвертых, люди в Эстонии пока не спешат обращаться в суд. Здесь уместно вспомнить один из «экспонатов» выставки современного искусства, приезжавшей несколько лет назад в Тарту. Ожесточенные споры вызвала «инсталляция», снятая в газовой камере Освенцима: обнаженные мужчины и женщины играли в салки. Что это было - свободное искусство или оскорбление чести и достоинства? В суд тогда не пошла даже еврейская община».  

И все же лед тронулся 

Недавно Певзнер-Белошитски вместе с коллегой Еленой Каржецкой выиграли в Харьюском уездном суде по иску о неверных оценочных мнениях и фактах о фирме Erial, опубликованных изданием Õhtuleht. «Для ясности – обвинение по уголовному делу предъявлено  физическим лицам, саму компанию никто и никогда ни в чем не обвинял, - объяснила юрист. – Однако журналисты выявили кучу «разоблачающих» фирму «фактов». Оскорбительное неверное оценочное мнение привело к неправильной оценке конкретных обстоятельств третьими лицами. Журналисты использовали лишь удобные для себя документы, хотя в открытом доступе можно найти все, в том числе и то, что касается алгоритма принятия в Erial управленческих решений. 

Поскольку такими понятиями, как честь и достоинство в случае  юридического лица не оперируют, компенсацию за моральный ущерб взыскать невозможно, зато за репутационный – вполне». 

Решение суда первой инстанции по этому делу было обжаловано, суд второй инстанции вынес свой вердикт, когда этот номер газеты уже ушел в печать.   

До этого, в конце мая, тоже Харьюский уездный суд частично удовлетворил иск Кристи Лойго (бывшей Нилов) к еженедельнику Eesti Ekspress (ЕЕ). Основанием для спора послужила статья от 25 апреля 2018 года «Телешоу о помощи бедным сделало продюсера Кристи Нилов богатым человеком». 

Суд пояснил, что заявление EE о том, что «Кристи Нилов является крупнейшим бенефициаром передачи «Kodutunne », унизительно для истца, поскольку создает впечатление, что тот разбогател за счет пожертвований передаче, то есть получил доходы нечестным путем. 

Суд согласился с тем, что описание истца как «яда, убивающего всех во-круг», и «худшего из людей, которых я знаю», создает крайне негативное представление о Кристи и наносит ущерб ее репутации. Суд решил, что цель таких утверждений состояла в том, чтобы умышленно ввести читателей в заблуждение, вызвать отрицательные эмоции по отношению к истцу. Суд отметил, что, хотя с общественным деятелем и связан больший уровень терпимости, человек, тем не менее, не обязан терпеть неправильные заявления или необоснованно оскорбительные оценки в свой адрес.

Суд обязал EE, в частности, опровергнуть неверные фактические утверждения и присудил Кристи Лойго 2 000 евро в качестве компенсации за моральный вред. 

Решение не вступило в силу и может быть обжаловано в окружном суде в течение 30 дней.

Имейте смелость!

«Если вы чувствуете, что вас оклеветали, публично унизили, оскорбили, можете обращаться в суд самостоятельно, - убеждает Софья Певзнер-Белошитски. - Заявление в гражданский суд пишется стандартно, форму можно «подсмотреть» на сайте kohus.ee  - там фиксируется кто, на кого подает, на основании чего и в чем увидел нарушение прав, четко формулируется требование. На какие законы сослаться? На Конституцию ЭР и на ст. 1046 и 1047 Обязательственно-правового договора».    

Юрист предупреждает, что дела подобного рода рассматриваются долго: «Чтобы дойти до конца – до Госсуда, потребуется как минимум года четыре. Не исключены психологическая, фразеологическая, лингвистическая экспертизы. Зато это поможет формировать хорошую судебную практику». 

Хотя Певзнер-Белошитски считает также, что в Эстонии необходимо создать комиссии по спорам, касающимся чести и достоинства (наподобие комиссий по трудовым спорам, комиссий по арендным спорам): «Они могли  бы состоять из эстонского и русского юристов, лингвиста и психолога. Это сделало бы сложную тему гораздо более доступной для  человека – и в финансовом смысле тоже, значительно сократило бы сроки разбирательств и  стало бы эффективным ситом, после которого не возбранялось бы и в суд обращаться».  

Бесплатные юридические консультации Эстонского бюро депутата Европарламента Яны Тоом ушли на летний перерыв. До встречи в сентябре! Рекомендации юриста по-прежнему доступны на сайте www.yanatoom.ee