Тоом на Kanal2: у меня в Европарламенте 16 теневых рапортов, и ни один из них не касается ни Кремля, ни России

Share

Депутат Европарламента Яна Тоом (Центристская партия), которую после поездки в Сирию на каждом шагу обвиняли в прокремлевских симпатиях, считает, что причина, по которой на нее навесили ярлык агента Кремля, — уже начавшаяся предвыборная кампания в органы местного самоуправления, рассказывает программа Radar на Kanal2.

«Нужен новый Сависаар, нужен новый жупел. И кто может стать таким человеком? Ясно, что это Яна Тоом», — такими словами встречает эстонский европарламентарий Яна Тоом съёмочную группу в своём кабинете в Страсбурге. Не нужно долго гадать, чтобы понять, что Тоом имеет ввиду. Сависаар отправлен на политическую периферию, и вместо него нужно найти нового врага, которым можно пугать, обвиняя его в пророссийских настроениях.

После последнего визита в Сирию и встречи с поддерживаемым Россией диктатором Башаром Асадом высказывания о том, что Тоом – в прямом смысле слова агент Кремля, стали появляться буквально ежедневно. Иными словами, по политическим заявлениям порой начинает казаться, что в лице Тоом появилась прямо-таки угроза безопасности.

Напряжённый график в парламенте

Европарламент собирается не в Брюсселе, а в Страсбурге одну неделю в месяц. В январе на это была отведена прошлая неделя.

Поздний вечер понедельника, время близится к 23 часам, рабочие собрания Тоом в здании Европарламента закончились, и она вместе с ассистентом приехала в место, где останавливается, приезжая в Страсбург – в его пригороде Лингольсхайме. «Четыре дня в Страсбурге очень напряжённые», — говорит Тоом, начиная поздний ужин.

Главные темы в Европарламенте – выборы нового президента, которые, как мы теперь знаем, завершились победой итальянца Антонио Таяни.

Напряжённый график у Тоом и в связи с её депутатской работой. В Комитете по занятости и социальной политике обсуждается её рапорт о направлениях развития социальной сферы на следующие полгода. В комиссии по культуре и образованию она теневой рапортёр по директиве об услугах аудиовизуальных СМИ и директиве об авторских правах. «Это очень сложно «продать» избирателям, но это то, что будет в большой степени определять нашу жизнь в ближайшие годы», — говорит она.

Тоом, видимо, права, что избирателям, то есть, общественности, рассказы об этих рапортах и директивах особо не интересны. Однако в последний месяц под прицельным вниманием оказалось всё остальное, что Тоом говорит или делает, и что можно истолковать как пророссийские поступки.

Мы спросили её: могут ли эстонские СМИ на этой рабочей неделе найти что-то такое, что можно истолковать как пророссийское? «Эстонским СМИ не нужен для этого повод. Я считаю, что найдут в любом случае», — отвечает депутат.

Шутки шутками, но вопрос о том, с чем мы имеем дело в лице «проблемы Тоом»: с обычной травлей в СМИ или серьёзной угрозой безопасности, руководимой из России – следует изучить.

«Представляют интересы Кремля!»

Для начала напомним известные факты, касающиеся её поездок в Сирию. Впервые Тоом побывала в Сирии и встретилась с Асадом в июле. Тогда вместе с ней ездили евродепутаты от Латвии Татьяна Жданок и от Испании Хавьер Пермуй.

В декабре вместе с Тоом в Сирию ездил другой русский евродепутат, избранный от Латвии, — Андрей Мамыкин, а также итальянец Стефано Мауллу. Асада посетили вместе с делегацией российского Совета федерации.

Латвийский европарламентарий Артис Пабрикс даёт таким действиям коллеги суровую оценку: «Как я это понимаю, они представляют интересы Кремля. Им помогало российское посольство. Россия – союзник Асада, одновременно она оккупирует территорию Украины».

Непонятен визит Тоом к Асаду и её эстонскому коллеге Урмасу Паэту: «Зачем ехать и помогать такому, в сущности, преступнику на международной арене производить впечатление, будто у него есть сторонники и те, кто его понимает, также за пределами России и Ирана».

Литовский евродепутат Петрас Ауштревичус придерживается подобных позиций: «Я считаю, что Москва руководит этой игрой. Москва устраивает встречи с Асадом, чтобы показать, что не все устанавливают санкции в их отношении». Депутат добавляет, что режим Асада уничтожил полмиллиона собственных граждан.

Тоом об Асаде: он признаёт, что он диктатор

Тоом говорит, что спросила у Асада о военных преступлениях ещё на первой встрече в июле: «Асад ответил, что да, я никакой не ангел, я диктатор, я восточный диктатор. Однако 80% беженцев бегут ко мне, а не туда, где отрезают головы. Почему?»

Латвийский коллега Тоом Андрей Мамыкин подвергается в Латвии такой же критике со стороны оппонентов. «Многие называют меня кремлевским шпионом, а  некоторые — наоборот, патриотом Латвии. Но у меня есть свои избиратели и свои политические взгляды», — говорит он.

У Тоом и Мамыкина во многом схожие аргументы, объясняющие их поездку. Например, они поясняют, что Асад – законный президент. «Он по-прежнему законно избранный президент, это факт. Я не говорю здесь о процедуре прошлых выборов», — говорит Мамыкин.

«У него чёткое представление обо всём. С ним можно согласиться или не согласиться», — добавляет Тоом об Асаде.

Лотман: больше представитель России, чем российское посольство

В то же время к Тоом уже прочно пристал пророссийский имидж, который политик от IRL и семиотик Михаил Лотман резюмировал очень просто: «Она и есть представитель России в Эстонии. Намного больше, чем российское посольство».

Поэтому мы спрашиваем у Тоом напрямик, ездила ли она в Сирию по российским делам, как говорят оппоненты.

«Предъявляете мне какое-то дурацкое обвинение и говорите, давай теперь, оправдывайся – не буду!» — отвечает Тоом.

А почему же она ездила в Сирию?

«Потому что интересно и потому, что я верю, что Европейский союз должен не дать захлопнуть перед собой дверь, когда дойдёт до серьёзных переговоров. А дойдёт в ближайшие месяцы», — поясняет Тоом.

«Рано или поздно нам придётся обсуждать дела с Башаром Асадом. После инаугурации нового президента США Дональда Трампа политический ландшафт изменится полностью. В том числе и в Сирии», — добавляет Андрей Мамыкин.

В Сирию с помощью испанца

Действительно ли международная политика в отношении Сирии изменится, мы увидим очень скоро.

Понятно то, что побывавшие в Сирии депутаты получили приглашения не случайно. Прошлым летом первое приглашение посетить Сирию было передано депутатам через сирийское посольство в Мадриде, и подготовку этой поездки возглавил евродепутат Хавьер Нарт. Нарт и Тоом в Европарламенте отлично ладят, у них очень похожие взгляды – например, Нарт чётко поддерживает взгляды Тоом на проблему неграждан. В 2015 году Нарт по приглашению Тоом посетил Эстонию, и в нашей прессе его тогда назвали пророссийским европарламентарием. «Фантастика», — смеётся Нарт, когда мы ему рассказываем об этом.

Нарт подтверждает, что организовал поездку в Сирию, поскольку у него давние связи на Ближнем Востоке. Также он говорит, что не поддерживает Путина и его политику, но выступает за то, чтобы у нас сохранилась возможность диалога с Россией. «Мы не можем удалить Россию со своей восточной границы, ну не можем», — говорит он.

Говоря о Сирии, он критикует все стороны, но прежде всего видит вину стран Запада в сложившейся ситуации. «Что касается кровавых дел и преступлений Асада и российской армии, то я остаюсь при своём мнении. Но какие сейчас альтернативы? Альтернативы прекрасной западной коалиции? На то, чтобы заняться этой проблемой, было более трёх лет, а результата нет», — говорит он.

Тоом: гарантия безопасности – это хорошие отношения США и России

Понятно, что сирийский вопрос не просто чёрно-белый. По словам Тоом, в Эстонии мы слишком параноидальны как в том, что касается темы Сирии в целом, так и России в частности. «Если мы повернём эту, так сказать, паранойю, другим концом, то каждый эстонец, опасающийся нападения Росии, должен быть счастлив, что Россия сейчас так активно действует в Сирии, потому что у неё очевидно не дойдут руки так активно выступать везде», — говорит Тоом.

«А если серьёзно, то я считаю, что гарантия безопасности Эстонии – это хорошие отношения США и России. Тогда в нашем доме будет мир. И именно к этому мы должны стремиться», — отмечает Тоом.

Одним из результатов поездки Тоом в Сирию стало то, что её действия должен комментировать премьер-министр и председатель её родной партии Юри Ратас. «Если вы спросите, поехал бы я в составе их делегации в Сирию, то ответ – однозначно нет», — говорит Ратас.

Ратас также разъяснял свою позицию по этому вопросу, отвечая на запрос в рамках инфочаса в Рийгикогу.

«Он очень чётко сказал, что приветствует любые дипломатические инициативы по разрешению конфликта. Он бы не поехал в Сирию? Так его и не приглашали, и спорить не о чем», — говорит Тоом.

Партию прижали к стенке?

Мнение Ратаса по вопросу Тоом выглядит очень обтекаемым и мягким. Ратас также отмечает, что положение дел на международной арене меняется. «Наблюдая за внешней политикой сегодня, мы видим, что внешняя политика может начать немного меняться, если мы посмотрим в том числе на новые взаимоотношения США и России», — добавляет Ратас.

Михаил Лотман видит в позиции Ратаса то, что сверхпопулярная среди избирателей Тоом попросту прижала свою партию к стенке. По мнению Лотмана, не случайно после визита в Сирию Тоом сказала, что ездила туда представлять своих избирателей. «Что её послали туда её избиратели. Это очень серьёзное заявление. Это своего рода броня и щит внутри Центристской партии. Проблема на сегодняшний день в том, кто в ком больше нуждается: Яна Тоом в Центристской партии или Центристская партия в Яне Тоом», — говорит Лотман.

По словам Тоом, в Эстонии все слишком зациклены на внутрипартийных делах. «Я в прошлом журналист. И мне не хотелось бы очень скептически относиться к нашим СМИ, но есть гораздо более важные вещи, чем внутренняя жизнь Центристской партии», — говорит Тоом.

Тоом: меня «бьют», чтобы меня не выставили в кандидаты

И всё же, несмотря на мнение Тоом, СМИ продолжают обсуждать внутрепартийные проблемы и умонастроения Тоом.

«Я думаю, что мы имеем дело с предвыборной кампанией в органы местного самоуправления. Нельзя, чтобы Яна Тоом стала серьёзным претендентом (на пост мэра). И чтобы ясно дать понять Центристской партии, что, если это всё же произойдёт, вот тогда мы вам покажем, где раки зимуют», — говорит Тоом. «Если Тоом станет кандидатом в мэры Таллинна, заранее известно, какие нападки обрушатся на партию. А если более активно нападать сейчас, то её не выдвинут в кандидаты. Тоже неплохо», -добавляет она.

Тот факт, что «избиение Тоом» — это политическая борьба, которую в первую очередь ведёт Партия реформ, отмечает и коллега Тоом по Европарламенту Марью Лауристин. «Эта партия (Партия реформ), которая была избалована властью, а теперь от нее отстранена, делает всё, чтобы при любом удобном случае цапнуть нынешнее правительство за пятку. Это всё в порядке вещей во внутренней политике», — отмечает Лауристин.

По словам Тоом, эстонская пресса в свою очередь накручивает ситуацию: «Противнее всего, что я даю какое-нибудь большое интервью, стараюсь говорить искренне и более-менее подробно, а потом вижу заголовок, пару строчек и «заплатите 2 евро». Чего, конечно, никто не делает. Зато народ, конечно, активно комментирует. Когда на следующий день кто-то отвечает мне, поливая меня грязью, за это денег не просят», — говорит Тоом.

Она намекает на появившийся после вышедшего в Eesti Päevaleht интервью Тоом комментарий языковеда-реформиста Урмаса Сутропа, который поставил всей речи Тоом однозначный прокремлёвский диагноз.

И в нашей беседе мы не смогли обойти происходящий в прессе обмен мнениями с Сутропом. «Как раз сейчас мне прислали очередной вопрос – не помню, вроде из Õhtuleht — что Сутроп теперь требует, чтобы русские стали извиняться за оккупацию, и что я на этот счёт думаю. Ну, я и ответила, что прибыла в Эстонию в 1966 году в роддоме на улице Сакала, и если, по мнению господина Сутропа, это оккупация, то ему явно к доктору», — сказала Тоом.

Коллеги: Тоом представляет своего избирателя

Эстонские коллеги Тоом по Европарламенту в общем единодушны в том, что преподносить Тоом как угрозу безопасности – это явное преувеличение. Она просто представляет своего избирателя.

«Я бы не стал никого демонизировать. По-моему, Яна Тоом никакая не угроза безопасности», — говорит Урмас Паэт. Однако, по его словам, Тоом имеет влияние на собственный электорат: «Не обязательно делать в точности то, что вечером показали по российскому телевидению, формировать на основании этого мнение и принимать сторону, а теперь будто бы депутат в свою очередь должен так поступать». По словам Паэта, Тоом получила массу эфирного времени и внимания в связи со своей поездкой в Сирию, и это была её цель.

По словам Кайи Каллас, не надо никого клеймить: «Яна Тоом – избранный от Эстонии депутат, она получила очень большой мандат. То есть, людей, думающих, как Яна Тоом, в Эстонии довольно много».

Индрек Таранд тоже говорит, что такой избиратель, которому по душе точка зрения и сирийские визиты Яны Тоом, в Эстонии имеется, причём, многочисленный: «Если есть такая прослойка граждан, то лучше, чтобы у них было и своё представительство в парламенте». Таранд добавляет, что в Европарламенте о сирийском визите Тоом особо не известно: «Хотя в Эстонии и, возможно, в Латвии, эта поездка была большой новостью, здесь мы об этом не слышали ни звука».

По словам Лауристин, Тоом в своих мнениях и поступках всегда открыта и откровенна: «Например, в тех внешнеполитических вопросах, которые её избиратель воспринимает болезненно, она поступает и в самом деле так, как было бы полезно России. Однако это не даёт никаких оснований говорить, что Яна Тоом – угроза безопасности, потому что она это делает публично и откровенно, учитывая интересы своих избирателей».

Что же касается европарламентской работы, коллеги отмечают, что Тоом там работает очень активно и содержательно, во многих ситуациях отстаивая интересы Эстонии. «Я присутствовала на дебатах, где она чётко защищала Эстонию. Там нет эстонских СМИ, там нет эстонских глаз, это не эстонская аудитория», — рассказывает Каллас.

«В Эстонии никто не знает, что делает Яна Тоом здесь в этих комиссиях. Кстати, несправедливо не знают, потому что она, на мой взгляд, действительно делает хорошую работу», — добавляет Паэт.

«У меня сейчас 16 теневых рапортов, и ни один из них не касается ни Кремля, ни России, ни неграждан или языковых вопросов», — говорит Тоом.

Лотман также отмечает, что считать Тоом угрозой безопасности нельзя: «Угроза безопасности – Владимир Владимирович Путин. Яна Тоом сама по себе не угроза безопасности. Не стоит делать из комара слона. Она — комар».

 

Share