Яна Тоом — Eesti Päevaleht о Сирии, Кохвере, НАТО и безопасности

Share

В опубликованном 12 апреля на epl.delfi.ee интервью на вопросы депутата Рийгикогу Ээрика-Нийлеса Кросса ответила депутат Европарламента Яна Тоом. Кросс расспрашивал о Сирии, о Центристской партии, об отношении к оккупации, НАТО и России, о проблемах русскоязычного населения.  Вот несколько фрагментов.

О Сирии и Кохвере

— После последнего визита в Сирию вы сказали, что Башар Асад – интеллигентный и разумный человек. Изменили ли вы свое мнение после последней химической атаки?
— Спрошу – без иронии – кто предъявит мне доказательства, что эта атака — его рук дело?
— Ну, это классический московский трюк – Путин тоже требовал доказательств. Всякий раз, когда такая неприятная вещь…
— Конечно, неприятная. Однако требование предъявить доказательства — вовсе не кремлевское ноу-хау. И я была бы очень разочарована, если бы это был Асад. Убедите меня! Мне тут в субботу сказали – да, у нас есть доказательства, траектории полета самолетов. Где связь? В том, что химическая атака имело место, сомнений нет, это факт. Но кто ее организовал, я не знаю. И вы не знаете. Вы верите, что это Асад. А я считаю, что для этого он должен был идиотом.
— Если это дело когда-то дойдет до Гаагского трибунала, где будет вынесен вердикт, вы с ним согласитесь?
— Разумеется. Если будет проведено независимое расследование, чего сделано не было. Вы же прекрасно знаете, как сегодня в политике принимаются решения – под давлением эмоций. Никто и не требовал доказательств, ведь дети умерли. Однако такая реакция (американцев) — прямое нарушение международных норм, и мы это почему-то одобряем.
— То есть ваша вера в благородство Асада не умерла?
— Дело не в благородстве. Просто, если где-то существует здравый смысл, должен быть и расчет. И со стороны Асада я этого расчета не вижу, зато вижу с другой стороны. Но фактов у меня нет, и я не знаю, что было на самом деле.
— Что-то я не помню, чтобы вы что-то сказали, когда сбили голландский самолет.
— Может, вы читали в их рапорте, кто это сделал? Я – нет.
— То есть вы считаете, ничего не доказано?
— Я ничего не «считаю», у меня по-прежнему нет информации.
— Действительно?
— На самом деле.
— Там добрались уже даже до командиров, отдавших приказ. Я не видел ни одного человека в здравом уме, который верил бы, что это дело рук украинцев.
— Я могу верить или не верить, но до тех пор, пока нет окончательных выводов расследования, это не играет роли. В отличие от вас, я не специалист в области безопасности.
— То есть вы даете оценку только после того, как все окончательно доказано и разъяснено?
— Именно.
— Но если разобраться, у вас нет и доказательств того, что американцы сбросили на Хиросиму ядерную бомбу.
— Там, как известно, были даже рассказы летчиков.
— Почему вы не поддержали в Европарламенте резолюцию, требовавшую освобождения Кохвера?
— Потому, что это была так называемая «гроздь», где, помимо Кохвера, присутствовал еще целый ряд положений, которые я не могла поддержать. Да и в том, что касается его самого, был ряд вопросов, ответов на которые не было. Почему он не обжаловал приговор суда? Почему не была опровергнута информация о возможном сговоре с ФСБ? Почему он отказался от адвоката, которого ему наняла эстонская сторона? Он же не грибник, который заблудился в лесу: в том мире, из которого пришел Кохвер, другие правила игры. Политические резолюции – для другого. Я не голосую вслепую, когда я не понимаю, что происходит на самом деле.

О НАТО и безопасности

— В свое время центристы относились к НАТО с сомнением. Вы поддерживаете членство Эстонии в НАТО?
— Сегодня у нас нет альтернативы, что уж там. На самом деле я убежденный сторонник создания европейской армии. Это просто необходимо сделать. Ясно, что без армии Европа слаба. Мы должны быть в состоянии сами себя защищать. Я уж не говорю о том, что чуть ли не каждый второй призывник у нас не годен к срочной службе.
— Прибытие контингента союзников сейчас горячая тема. В Эстонии его единодушно поддерживают. Ваше отношение?
— Мы тут провели опрос по поводу отношения к контингенту НАТО. И оказалось, что 41% опрошенных считают его угрозой, а не гарантом безопасности. Вы, должно быть, назовете их жертвами кремлевской пропаганды, но логика тут проста – никого не интересует пустой хутор, а вот военная инфраструктура совсем другое дело…
— Российские телеканалы сообщают, что эти войска угрожают и провоцируют Россию, но слишком слабы, чтобы нападать. Тут есть противоречие.
— Вы видели эту знаменитую фотографию американских десантников на фоне Ивангородской крепости? Что это, если не провокация? Представьте, если такой снимок сделают с другой стороны реки? Что сказали бы на это эстонские СМИ?
— Россия укрепляет свои войска в регионе и нарушает воздушное пространство. Это сигнал, что их действия замечены.
— Я не рассуждаю в таких категориях. Просто потому, что, как большинство наших соотечественников и как, кстати, президент Кальюлайд, не верю, что Россия физически нам угрожает.
— Думаете, они проводят учения, прорабатывая сценарии нападения, чтобы предотвратить опасность, исходящую от НАТО?
— Это вещи взаимные. Мы же в ситуации взаимных угроз.
— Россия утверждает, что мы ей угрожаем, и при этом прорабатывает сценарии захвата. Тут что-то не сходится.
— Послушайте, я действительно не хочу об этом говорить, потому что все эти разговоры про захват Прибалтики — от лукавого. Пожалуйста, обсудите это с Лаанеотсом. Все эти так называемые документальные фильмы типа известного продукта ВВС – просто взбивание пены.
— Обороноспособность надо укреплять. Как насчет 2% ВВП? Вы это поддерживаете?
— Что вы называете обороноспособностью? Я считаю, это и готовность к обороне, и здоровье населения. Из исследования, проведенного по заказу моего бюро в прошлом году, вытекает, что готовность к обороне выше среди тех, у кого выше доход. Что, в принципе, логично. Так что, говоря об обороноспособности и расходах на оборону, я бы смотрела шире. Это не только танки и пулеметы – есть вещи, без которых все это вооружение ничего не решает.
— Я не представляю, как, снизив расходы на оборону, повысить обороноспособность.
— Думаю, это возможно. Потому что главное, на мой взгляд, это сплоченное общество и желание себя защищать. У нас проблемы и с тем, и с другим. Мы, к примеру, задавали вопрос в косвенной форме: что вы посоветовали бы мужчинам Эстонии в случае российской агрессии? То есть мы спрашивали про соседа. И, несмотря на это, довольно много оказалось тех, кто посоветовал сидеть дома и не высовываться.

Share