Яна Тоом о том, как ежедневно печет хлеб и о чем в связи с этим думает

Share

«Китай сейчас пытается вернуть людей к привычкам потребления, и это не получается. Я каждый день пеку хлеб. Это занимает у меня с вечера 7 минут и утром – полчаса. Себестоимость прекрасной свежей буханки – 65 центов. И я не уверена, что, когда вся эта шляпа закончится, я пойду за хлебом… Тетеньки достали швейные машинки и шьют маски… Отсюда недалеко и до юбочек. То есть я вижу, как у людей меняются потребительские привычки и как мы возвращаем забытые навыки», — сказала депутат Европарламента от Центристской партии Яна Тоом 29 апреля в передаче «Кто кого?» на телеканале ETV+ .

Гости студии обсуждали целесообразность скорейшей отмены ограничительных мер, связанных с пандемией коронавируса.

«Я думаю, в этой студии один человек, который может профессионально сказать, снимать ограничения или нет. Это не я, это Аркадий Попов. А задача политиков – решить, как жить при ограничениях или без них и как мы вообще будем жить дальше, потому что очевидно, что возвращения к прежней нормальности не будет», — продолжила Тоом.

Ведущий Андрей Титов обратился к ней с вопросом: «Решения, опираясь на мнение компетентных людей, все равно принимают политики, и не видите ли вы здесь каких-либо противоречий даже внутри одной партии, в которой и вы состоите, — Центристской партии? Правительство разрешает занятия физкультурой и спортом на открытом воздухе, Таллинн говорит – нет».

«Мне кажется, вы слегка передернули, — ответила Яна Тоом. — Никто не запрещает вам пойти на берег отжиматься. Кстати, я думаю, Кылварт сам это делает. Речь идет о спортивных площадках, которые требуется дезинфицировать, и город взвешивает свои возможности и понимает, что дезинфицировать в Таллинне раз в сутки недостаточно. А делать это каждый час — ресурсов не хватает. У меня крутится в голове бородатый анекдот. Достоевский идет по набережной, встречает Раскольникова: «Родион, ну, как же так, за 20 копеек старушку зарубил!?» Тот отвечает: «Федор Михалыч, пять старушек – рупь». То есть вопрос в том, в чем мы измеряем ту цену, которую платим. В экономическом ущербе, человеческих жизнях? Сегодня ситуация такая. Какая она будет завтра, никто не знает. Эстония не в вакууме. У нас есть соседи, мы — в ЕС. Не надо думать, что мы на своей отдельной грядочке как-нибудь пересидим. Не пересидим, если что».

В эфире вспомнили призыв министра сельской жизни от партии EKRE Арво Аллера, предложившего вместо иностранных работников отправить осенью на поля школьников и студентов. «Я ужасно удивилась, увидев огромное количество моих ровесников и людей постарше, которые закричали «ура, мы тоже ездили, нам было хорошо, весело». Люди думают, что сегодняшние поля – это то же самое, что было 35-40 лет назад. Нет! Сейчас это выглядит совершенно иначе, и село этого не хочет. Но у людей какая-то ностальгия. То есть я хочу сказать, что, когда EKRE смыкается с этой советской ностальгией, это очень забавно. Сама эта партия – концентрат когнитивного диссонанса», — отметила Тоом.

Впрочем, добавила она, 86% эстоноземельцев поддерживают меры, предпринятые правительством в борьбе против коронавируса: «Это огромное количество! Не согласна, что есть ограничение личной свободы. Личная свобода — это что? Туфли примерить? Вот это моя девочковая личная свобода — я не могу купить туфли. Я как приехала из Брюсселя в «калошиках», так в них и хожу, и страшно мучаюсь. Но это все, чем моя страна реально меня ограничила. Что касается протестующих, то протест в этой ситуации может быть социальным. Человек лишается работы, его сократили. У меня бюро разрывается, когда прием юриста, потому что от работников избавляются самыми чудовищными способами».

Что касается протеста против закрытых детских и спортивных площадок, Яна Тоом добавила: «Я просидела дома семь недель – с внучкой. Мы сегодня с дочерью смеялись, что я столько не была дома последние десять лет. Так вот никаких проблем в городе Таллинне погулять с 3-летним ребенком — нет. Это абсолютно надуманная проблема. А дураков везде хватает. Вчерашняя история, как какой-то детский сад прислал родителям письмо о том, что теперь дети будут гулять на улице весь день. Кто-то же придумал такое! Вице-мэр разобрался, это дело обнулили».

По словам Тоом, работу вирусологов и политиков надо часто мерить не только тем, чего ты достиг, но и тем, что ты, собственно, смог предотвратить: «В данном случае посмотрим на ту же Италию, Францию, Бельгию. Эстония просто выше на пять голов. И в этой ситуации мне как политику намного интереснее, что мы можем сделать, чтобы облегчить людям жизнь не в плане детских площадок, а в плане мягкого приземления и какого-то анализа, что же будет дальше. Например, с авиацией, с туристической отраслью, как изменятся потребительские привычки, сможем ли мы вообще жить более-менее прежней жизнью. Вспомним, как Тынис Лукас нападал на курьеров Bolt и Wolt – не знают эстонского языка. Кого сегодня это волнует? Приехал прекрасный загорелый афроэстонец – спасибо большое!»

Ведущий напомнил, что Март Хельме, однако, не упустил возможность выдворить неугодных ему иностранных работников из нашей страны. Яна Тоом парировала: «Чрезвычайная ситуация часто приводит к тому, что людям хочется сильной руки. Того, что сейчас делает Орбан и что пытается делать Хельме, когда вот этой всей шляпой прикрывает свою ксенофобию».

В передаче приняли участие также медицинский руководитель кризисного штаба Департамента здоровья Аркадий Попов, политолог Пеэтер Тайм и радиоведущий Борис Горский.

По скайпу за дискуссией наблюдали житель Сааремаа Андрей Касьяненко и музыкальный руководитель Русского театра Александр Жеделёв.

Share