Яна Тоом на ETV+: налоги брать с ликвидаторов-граждан России не стыдно, а платить им пособие не надо

Share

«Налоги брать не стыдно с ликвидаторов-граждан России, работающих в Эстонии, а платить им пособие в 230 евро в год, учитывая, как не много у нас ликвидаторов, не надо. Эта логика совершенно не в кассу. Я уж не говорю о том, что граждане России в Эстонии не приехали сюда из России, как некоторым кажется, а получили это гражданство, потому что никакого другого им просто не давали», — сказала депутат Европарламента Яна Тоом (Центристская партия) в передаче «Своя правда» на ETV+ 20 апреля.

Эфир был посвящен грядущей годовщине аварии на Чернобыльской АЭС. Катастрофа произошла 26 апреля 1986 года. В ее ликвидации участвовали и эстоноземельцы, которых стали называть ликвидаторами. Сейчас их в Эстонии, по некоторым данным, около 1500, и отношение к ним сильно разнится.

«С точки зрения политика, мы имеем классический случай неравного обращения, — считает Тоом. — Никто не подвергает сомнению, что потомственные граждане-ликвидаторы имеют неприятные последствия, а в отношении другой группы ликвидаторов, а именно неграждан, граждан по натурализации и граждан третьих стран, мы рассуждаем, повлияла ли на них радиация. Это в контексте государственных льгот абсолютно неважно.

Мы пытались изменить Закон о репрессированных. Это невозможно, потому что Закон о репрессированных – это священная корова эстонской политики. Он касается только потомственных граждан. Поэтому пришлось вносить изменения в Закон о социальном обеспечении. И теперь людям с гражданством по натурализации и тем, у кого серые паспорта, платят пособие в размере 230 евро в год – как и репрессированным. Но при этом есть еще сколько-то льгот, которые полагаются потомственным гражданам, но которых не имеют непотомственные. Это, может быть, смешные льготы, но они есть: бесплатное посещение певческого праздника и праздника танца, бесплатное посещение государственных музеев, бесплатная рыбалка».

На вопрос ведущей, почему существует такое разделение с учетом того, что все рисковали жизнью одинаково, евродепутат ответила: «Потому, что Эстония – национальное государство, в котором отдается приоритет государствообразующей нации, и потому, что, так как мы восстановили свою правопреемственность, Закон о репрессированных касается именно правопреемных граждан, их потомков, их предков в силу того, что все эти безобразия учиняла здесь оккупационная власть, как говорится. И отсюда такое разделение, к сожалению, непреодолимое сегодня ни одной и никакой коалицией, потому что политического консенсуса об изменении ситуации не предвидится».

Яна Тоом подчеркнула, что ликвидаторы, имеющие российское гражданство, не получают никаких пособий от России: «Как и украинцы, и прочие граждане третьих стран, которые были призваны из Эстонии и сейчас живут в Эстонии. И они вообще отовсюду выпали. Именно поэтому петиция, которую мы подавали в защиту чернобыльцев в Европарламенте, нами не отозвана, потому что на сегодняшний день проблема решена только в отношении граждан по натурализации и серопаспортников. А граждане России, живущие в Эстонии с постоянным видом на жительство, как ничего не получали, так ничего и не получают».

В передаче затронули и тему возможного возведения АЭС в Эстонии. «Если сравнивать технологически Чернобыльскую АЭС и атомные электростанции четвертого и пятого поколения, это, понятно, несравнимые вещи, — отметила Яна Тоом. — С одной стороны, мы боимся, людям вообще свойственно бояться. С другой стороны, есть курс на «зеленую сделку», и здесь, конечно, постоянные споры с зелеными, которые не хотят выбросов, не хотят трогать лес, жечь бумагу, но хотят, чтобы что-то топило батареи, чтобы было электричество. Так что вопрос в том, как мы это будем делать, где мы это будем делать, как мы это будем контролировать. Надо сначала создавать доверие, а потом уже двигаться дальше. Сегодня решение об АЭС в Эстонии никто принять не может, потому что нет консенсуса не только в политике, но и в обществе».

Яна Тоом также выразила огромную благодарность всем ликвидаторам — независимо от цвета паспорта.

Share