Яна Тоом на ПБК: принимая беженцев, Европа не просчитала ситуацию наперёд

Share

Депутат Европарламента Яна Тоом в передаче «Доброе утро, Таллинн!» на ПБК рассказала о ситуации с беженцами в Европе и мерах, принятых авиаперевозчиками и турфирмами, отменившими полёты в Египет после недавнего теракта:

Я думаю, что меры оправданы, потому что турфирма берёт на себя по крайней мере косвенную ответственность за жизни людей и, очевидно, хочет этой ответственности избежать, что совершенно понятно. Есть ещё туроператоры, которые предлагают поездки, но под свою ответственность, и они говорят, что люди не очень отказываются от поездок. Честно говоря, я бы не поехала, хотя понимаю, что у людей всё распланировано заранее. Есть такое русское отношение, что снаряд два раза в одну воронку не падает — как оказалось, падает. Перед рождеством у меня была встреча с послом Египта при ЕС. Египтяне очень обеспокоены ситуацией, они считают, что это спланированная атака на туристический сектор. В этом секторе у них занято около 4 миллионов человек — это огромная цифра, и для экономики Египта это существенный урон. В игре очень много факторов, и убийство двух человек у пирамид в Гизе оказывает ничуть не меньшее действие, чем катастрофа самолёта над Синаем. В этом смысле ситуация очень напряжённая и очень скверная.

Я бы не хотела уподобляться астрологам, которые предрекают развал Европы. Ситуация сложилась очень тяжёлая, Ангела Меркель сейчас пытается говорить более жёстко, что будем отправлять назад и так далее, хотя ей ещё полгода назад многие политики, в том числе еврокомиссары, говорили, что не надо посылать сигнал «мы примем всех». Происшествие в Кёльне, наверняка спланированное и подогретое, конечно, не имеет отношения к оставшимся без крова женщинам и детям, однако ответные действия ударят по всем. В этом смысле Европа всё это время вела себя достаточно безответственно. Я боюсь, что предложения комиссара Аврамопулоса о создании единой пограничной охраны, о том, что мы будем создавать проездной документ, который будет выдаваться беженцам, чтобы они могли уехать обратно и так далее, опоздали, как минимум, на год. В этом смысле оснований для оптимизма, к сожалению, нет.

Я думаю, что в ситуации с беженцами толерантность в каком-то смысле Европе помогла. Европа очень давно живёт без войн, она стала ленивой и комфортной, и мы со своей меркой подходим к странам с совершенно другим ритмом жизни и с другими представлениями обо всём. И ведь сейчас в Европе не конфликт, как это говорят по российскому телевидению, например. Европа давно не христианская, здесь представители множества религий живут бок о бок, и вообще, мы ведь, в принципе, не религиозны. Там конфликт другой, глубинный культурный. Мы разбомбили их дома, они нас не любят и приехали к нам с этой нелюбовью. И это очень сложная вещь, и многие страны переоценили свои возможности. Скажем, мои друзья в Мюнхене были очень довольны, что они такие гостеприимные, а теперь боятся гулять с собакой — и прошло буквально каких-то 4 месяца. То есть, мы просто не просчитали ситуацию, и я не вижу подвижек к лучшему. Я думаю, что мы должны принять более жёсткие меры для урегулирования конфликта на месте, задействовав все возможные стороны. И в этом смысле позиция стран Балтии, что вместе с Россией мы против ИГИЛ бороться не будем, очень недальновидна.

Share