Яна Тоом: ключи от Европы сейчас не только у Эрдогана, но и у Путина

Share

В среду, 11 марта, евродепутат Яна Тоом приняла участие в передаче Радио 4 «Европа сегодня».

На вопрос об ощущениях от усеченной из-за коронавируса сессии Европарламента, продлившейся всего один день, Яна Тоом ответила: «Честно говоря, никаких ощущений. Называть это сессией нельзя. Наша основная работа — голосовать, и вчерашние дебаты были довольно бессмысленны, потому что за ними не последовало никакой резолюции. Никто не следил за временем, люди говорили кто сколько мог… Довольно бессмысленное действо. Потом депутаты собрались с силами, написали письма в Еврокомиссию и Совет ЕС, собрали под ними подписи — но это не сессия, это что-то декоративное… Я сначала тоже была раздражена — как же так, мы не будем голосовать, — но, начитавшись новостей, поняла, что, похоже, всё было сделано правильно. Брюссель не зря называют плавильным котлом Европы, а Европарламент — это место, куда съезжаются все и отовсюду. И потом мы эту заразу повезем дальше. Один человек с вирусом может заразить полсалона самолета. Береженого Бог бережет. На прошлой неделе мой итальянский коллега Фабио Массимо Кастальди радостно побежал обниматься и целоваться с криком: «Я не заразный, я из Рима!» Вчера я видела, как Кастальди нервно трет ладони дезинфицирующим веществом из дозатора. Хоть он и из Рима…»

Какие у ЕС есть возможности справиться с последствиями коронавируса? «Прежде всего, у нас нет анализа последствий. Мы понимаем только, по каким секторам вирус бьет сейчас. Одна история — экономические последствия для компаний. Другая — люди, и не только заболевшие. Мы говорим: оставайтесь дома, самоизолируйтесь — а в Европе в последние годы выросло число тех, кто живет в рабочей бедности, для кого не полученная за один день зарплата — уже проблема. Естественно, эти люди не будут сидеть дома две недели. Они будут работать, пока их не скосит, и перезаражают массу народа. Наша предполагаемая резолюция должна была быть скорее экономическая, но в итоге мы обсуждаем больше социальное измерение. В США обратная ситуация. У них отвратительная социальная политика, и как они будут выходить из положения — непонятно, если, скажем, сделать тест на коронавирус стоит 3000 долларов. Зато вчера Трамп объявил, что будет вливать в свою экономику гигантские миллиарды, заняв их. Очень разный подход у этих двух китов: ЕС говорит, что не может влиять на экономику, у нас принцип субсидиарности и так далее, а США в экономику вкладывается. При этом Трампу на своих людей по факту наплевать, а мы стараемся им как-то помочь… Но координации между странами, к сожалению, нет. Министры здравоохранения ЕС перессорились из-за медицинских масок: Германия запретила их вывозить, а Франция взяла их производство под контроль. А нам что делать? Германия говорит: мы не можем продавать маски, ими будут спекулировать, но если вам будет очень надо, мы вам, может быть, дадим… При этом Италии сейчас помогает бороться с коронавирусом Китай — китайцы отправили итальянцам тысячу аппаратов для вентиляции легких, маски и прочее. Европа, увы, справляется с ситуацией не очень хорошо».

Проблему беженцев, которыми грозит Европе турецкий президент, Яна Тоом прокомментировала так: «Эрдоган ведет себя — хотя и нехорошо так говорить о главе государства и нашем союзнике по НАТО — как типичный шантажист из криминального романа. И я бы сказала, что ключи от Европы сейчас не только у Эрдогана, но и у Путина. Они всегда договорятся, как они только что опять договорились. А мы сидим и смотрим. Если вернуться к главной теме — ночью пришла новость о том, что на острове Лесбос диагностирован первый случай коронавируса. А беженцы плюс коронавирус — это совсем плохо. Итальянские врачи много говорят о том, что происходит у них в больницах, и если мы представим себе ту же ситуацию в лагере беженцев… Я вижу, у ведущего глаз задергался — и правильно задергался».

Прослушав мнение евродепутата Рихо Терраса, который уверен, что ничего особенного не происходит, Яна Тоом сказала: «Коллегу Терраса, который старается не нагнетать панику, я послушала с недоумением. Две недели назад я от европарламентского комитета LIBE ездила в командировку в штаб европейской погранохраны Frontex. Уже тогда все было нерадужно, а сейчас, я думаю, всё еще хуже. Frontex недоукомплектован и недофинансирован. Это прекрасная организация с отличными наработками, но там по принципу ротации работают пограничники из разных стран ЕС, подчиняющиеся властям своих стран. С точки зрения кризисного менеджмента эта структура довольно неэффективна. Там катастрофически не хватает людей, не говоря о медицинском оборудовании. Например, у обычного пограничника в ЕС норма — проверить 30 тысяч человек за год, а на пике кризиса с беженцами один пограничник Frontex проверял за год 300 тысяч человек. Выдавать всё это за эффективную охрану границ, увы, не приходится. У Frontex проблема масса, в том числе потому, что их финансирование входит в семилетний бюджет ЕС. И они не могут купить те же корабли, потому что на семь лет им лизинг никто не даст, они их арендуют, но арендованные корабли не могут ходить под европейским флагом. Они ходят под флагом дяди Васи, у которого их взяли в аренду, и не имеют мандата делать то, что должны бы. Эти проблемы решаемы, есть план по их решению, но поведение Эрдогана всему этому мешает… Мы все видели кадры, как греческие пограничники стреляют в людей и отталкивают лодки палками и веслами. Я не считаю, что это эффективная охрана границ. Топить людей в море — это не охрана границ, это — убийство».

В передаче принимал участие также евродепутат Урмас Паэт. Полностью передачу можно послушать ниже или здесь.

Share