Читайте, как прошла созванная Яной Тоом открытая дискуссия «Сирийский кризис: есть ли выход?»

Share

Депутат Европарламента Яна Тоом провела 19 марта в Национальной библиотеке открытую дискуссию «Сирийский кризис: есть ли выход?» . На такое мероприятие депутат решилась, увидев, как велик в социальных сетях интерес к ее поездкам в охваченную войной страну.

«Основной вопрос был поставлен так: какое нам дело до Сирии? – подытожила Тоом обсуждение в Facebook. — Ну, я могу только предложить взять глобус, ниточку и измерить. Это очень недалеко, четыре часа полета – это рядом, и боевики ИГИЛ в Европе – это тоже рядом. И если у нас как европейцев есть возможность изменить ситуацию к лучшему, мы, наверно, должны попытаться это сделать».

По словам Яны Тоом, главный месседж простых сирийцев — это то, что они страдают от санкций: «Мы «санкционируем» режим Асада. Режим при этом не очень страдает. В восточных диктатурах правители всегда живут хорошо – с санкциями или без. Они сыты, одеты, у них все в порядке».

Между тем, по определению Тоом, «Алеппо – это ад на земле»: «Тут не хватит никаких слов, чтобы это описать. Мы приземлились с третьей попытки, потому что была очень плохая видимость, наземных служб нет. Был ясный солнечный день, а в Алеппо видимость – 500 метров, потому что над городом висит облако пыли, разбомбленные дома не хотят из города «улетать».

Тоом признала, что за три ее визита в Сирию картина происходящего там для нее совершенно изменилась: «Она имеет мало общего с тем, что я читаю в эстонских СМИ, в российских и западных СМИ, она какая-то совершенно четвертая. Потому, что все гребут под себя и стараются свои заслуги преувеличить, чьи-то заслуги приуменьшить и так далее. Всякий раз после моей поездки в Сирию мой коллега Урмас Паэт нещадно меня за нее критикует». Яна Тоом убеждена, что эстонские коллеги должны умерить критику ее «проасадовского» энтузиазма, «чтобы все пришли к общему знаменателю».

Паэт: разногласия между нами – политические  

Участник дискуссии бывший министр иностранных дел ЭР, а ныне  депутат Европарламента Урмас Паэт, тоже посещавший Сирию, парировал, что, говоря «проасадовский» энтузиазм»,  Яна Тоом думает все же не совсем так. И разочаровав тех, кто ожидал «драчки» между ним и Тоом, произнес: «Полагаю, что у нас нет разногласий по всей этой гуманитарной ситуации, вопрос, скорее, во внешнеполитической, политической стороне».

Паэт: «Это бесспорно, что речь идет о колоссальной гуманитарной катастрофе, и ее влияние на Европу, в том числе на Эстонию, бесспорно. Но проблему Сирии, с точки зрения западного мира, усложняет ситуация, когда нет возможности четко поставить на кого-то, чтобы прекратить конфликт. Ясно, что поддержать ИГИЛ невозможно. С другой стороны, и режим Асада невозможно поддержать, учитывая, что он годами делал с собственным народом».

Паэт считает, что применительно к Асаду с большой очевидностью можно говорить и о совершении им целого ряда военных преступлений.  Модератор дискуссии депутат Рийгикогу Эрик-Нийлес Кросс даже провел параллель между Башаром Асадом, производящим на некоторых впечатление интеллигентного и мягкого человека, и Гитлером, который в частных беседах и интервью зачастую выглядел таким же.

Мамыкин: я еще и еще раз пожму руку Асаду   

Депутат Европарламента от Латвии Андрей Мамыкин подчеркнул: «Я не знаю, преступник ли Башар Асад, я не судья ему. Я думал, передо мной предстанет кровавый диктатор с костлявыми руками, у которого течет слюна от ненависти ко всему европейскому. Но передо мной предстал интеллигентный человек, начитанный, который знает все про всех, включая какие-то публикации на языках, которыми не владеет. Даже многие жесткие критики Асада сейчас приходят к выводу, что он является единственным гарантом и переговорного процесса с оппозицией, и самым большим из действующих на территории Сирии политиков, который может ситуацию сдержать».

Поясняя, зачем он летает в Сирию, Мамыкин заметил: «Считаю, что от того, как Евросоюз и Европарламент поведут себя в отношении Сирии, зависит, например, то, сколько моя страна получит мигрантов. Если режим Асада рухнет и не пройдет мирной трансформации, то моя страна получит тысяч 200-300 беженцев по квоте для Латвии. Это мой аргумент для себя самого — почему я еще и еще раз пожму руку Башару Асаду, как бы меня не критиковали латвийские средства массовой информации».

В ответ Паэт отреагировал: «Я не понимаю, как можно героизировать Асада?».

Муравьев: управление «варварами» подходит к концу   

«Недостаток моей профессии заключается в том, что у меня нет короткого зрения на ситуацию, и я всегда смотрю на то, что происходит сейчас, с точки зрения 4000-летней истории этого региона», — начал свои рассуждения известный востоковед, руководитель секции Ближнего Востока Школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Муравьев.

«Это дает мне возможность по-иному смотреть на перспективы нашего – общеевропейского – интереса и участия во всем этом. В европейский я, уж простите, включаю и Россию тоже. На самом деле западный мир находится в конце цикла патерналистического отношения к Сирии и другим странам региона, отношения, когда  западный мир решал, как он будет этими «варварами» управлять, качать из них ресурсы и объяснять, как они должны  стать такими, как мы. Такой мир Ближнего Востока подходит к концу, и от того, как мы сейчас будем себя вести, зависит и решение вопроса не только в Сирии, но и на Ближнем Востоке в целом, что там будет, что возникнет из этих обломков. У такого конфликта есть два варианта окончания: либо тотальная война на уничтожение, которая будет разрастаться, либо поиск компромисса. Последнее всегда лучше», — сказал гость из России.

Так есть ли выход?

Модератор Кросс предложил поговорить о связанных с Сирией геополитических интересах разных государств. Он и Паэт не преминули заметить, что в рядах ИГИЛ воюет множество россиян, которых Россия в свое время успешно «выпихнула».

«Да, там довольно много выходцев из России – представителей Северного Кавказа, Татарстана и Башкортостана. Но я не согласен с тем, что их «выпихнули» туда. Просто идет такое воспитание молодого поколения, импорт идеологии, на который работает большое количество училищ на территории Саудовской Аравии, Катара, Омана, в большой степени в этом участвует Афганистан и частично — Пакистан. Сделать что-то с этим, к сожалению, сложно, поскольку это система неформальных связей. Финансируется в значительной степени Саудовской Аравией. Там есть интересы Запада, России, Турции, арабских государств, но вмешательство в этот длящийся конфликт колониальных держав в ХХ веке и сейчас только усугубляет его. Поэтому задача не в том, чтобы рассматривать этот конфликт в виде полярного мира, а в многополярном контексте. Там целый концерт разных сил, и задача – научить их договариваться, а не пытаться поляризовать по разные стороны несуществующего забора», — подытожил Муравьев.

Яна Тоом видит подвижки в решении сирийского вопроса в активизации европейцев: «Общественное мнение решает очень многие вещи. Решения в Европейском союзе принимаются коллегиально, и если в какой-то стране существует запрос общественного мнения, то ситуация, в принципе, может измениться».

Присутствующие на открытой дискуссии могли задавать вопросы о ситуации в Сирии и вокруг нее. Дискуссия сопровождалась презентацией, подготовленной Алексеем Муравьевым, и кадрами, снятыми в Алеппо журналистом ПБК Алексеем Ивановым.

Обзор подготовила Маргарита Корнышева, советник Эстонского бюро депутата Европарламента Яны Тоом

 

Share