Нарвитянин, победивший британскую социальную систему: с детьми в Шотландию лучше не соваться

Share

На фото: Михаил Фалынсков

Маргарита Корнышева, советник Эстонского бюро депутата Европарламента Яны Тоом

Сейчас сыну нарвитян Михаила и Ирэны Фалынсковых год и семь месяцев. Недавно маленький Давид прошел плановое обследование в Таллиннской детской больнице. Малыш с тяжелым диагнозом идет на поправку,  а свое недавнее прошлое семья стремится забыть как страшный сон.       

Граждане Эстонии Фалынсковы временно проживали в Шотландии со своим родившимся 20 марта 2015 года сыном. 10 июня того же года они отвезли его в больницу, поскольку малышу стало плохо. С этого и начался ужас, продлившийся семь месяцев.

В больнице доктор заявил, что ребенок, похоже, ударился. Медик вызвал полицию и социальные службы. На следующий день другие врачи констатировали: Давида не роняли, он не ударялся, что с ним – непонятно. После долгих мытарств диагностировали инфаркт правого полушария головного мозга.

15 июня соцработники сообщили, что подали в суд, чтобы забрать ребенка и передать его в приемную семью. Родителям выделили на встречи с Давидом по два поднадзорных часа в день с понедельника по пятницу.

Началась мучительная борьба за возвращение сына, завершившаяся тем, что 6 января этого года Давида передали бабушке. Семья покинула Великобританию.

Михаил, как получилось, что вы с Ирэной отправились в Шотландию?

Я работал в Eesti Energia, у будущей жены работы не было. Она уехала первой, тем более, что в Шотландии живет ее дядя. Как граждане ЕС мы сразу получили специальную карточку и устроились на овощной завод. Потом я нашел работу менеджера в фирме DM Design, а последние два года занимался бизнесом, открыл интернет-магазин. Дела шли хорошо, пока не приключилась вся эта история.

Насколько обычна там эта практика выхватывания ребенка из семьи и передачи в приемную?

Мы, конечно, слышали о таких случаях, но не особо верили. Когда Давида забрали у нас, социальные работники твердили: зачем вам этот ребенок, ведь он будет инвалидом, оставьте его, пусть им занимается специальное отделение, можете ехать, куда хотите, но ребенка мы вам не отдадим.

Что касается якобы заботы о больном малыше «в специальном отделении», то уже в Эстонии физиотерапевты недоумевали, почему случай такой запущенный, почему медики Шотландии немедленно не занялись ребенком? Положительная динамика могла быть достигнута гораздо раньше. Но Давид просто лежал, ему даже памперсы меняли как придется.

Нормальной медицины мы там не видели. Всеми вопросами занимаются семейные врачи, от всех болезней прописывают парацетамол. Когда Ирэна рожала, в качестве обезболивающего тоже давали этот препарат. Одна наша  знакомая, которая работала в России врачом и переехала в Шотландию к мужу, имея хроническое заболевание, пошла к доктору, чтобы выписать необходимые таблетки. Так ее тоже перевели на парацетамол, а выписывать требующиеся медикаменты не хотели.

А питание, жилье, образование? 

Питание и жилье в Шотландии дороже, но минимальная зарплата для людей, которые английского не знают или владеют им неважно, составляет 1500 евро, вот это и притягивает. Бездетная пара может успешно подзаработать, однако с детьми в Шотландию лучше не соваться. Даже из-за образования. Оно из рук вон плохое, дети деградируют, начиная с детсада.

По вашему мнению, защищены ли граждане Эстонии на чужбине?

Особой защиты не наблюдалось. Если бы не вмешательство евродепутата Яны Тоом, которая дошла до посла Эстонии в Великобритании Лаури Бамбуса, если бы не действия ее бюро, которое оперативно решало бюрократические проблемы, все могло закончиться для нас гораздо печальнее. А еще спасибо знакомым, через которых посчастливилось выйти на лучших местных детских адвокатов, без их помощи мы, в конце концов,  видели бы ребенка, думаю, раз в месяц по полчаса. Соцработники считают, что свидания с родителями — это стресс для ребенка.

Собираетесь ли призвать шотландские власти к ответу?

Да, мы взвешиваем возможность предъявления иска шотландским властям — за умышленное нанесение ущерба здоровью ребенка. Только благодаря усилиям эстонских медиков,  физиотерапевтов и массажистов Давид начал самостоятельно садиться, левая ножка стала лучше работать.

Что с уголовным производством, которое начали в отношении вас в Шотландии?

Тогда, в июне прошлого года, полиция задержала меня и Ирэну на 10 часов, допросила. Тот допрос так и остался единственным официальным. Несмотря на то, что «детский суд» мы выиграли, по-прежнему остаемся «потенциальными подозреваемыми» в ненадлежащем обращении со своим малолетним ребенком и причинении ему вреда.

При задержании у нас забрали ключи от квартиры, опечатали ее, мы жили у знакомых. Попасть домой удалось лишь две недели спустя, да и то, когда подключились адвокаты. Но изъятое – два мобильных телефона, дигитальную фотокамеру, ноутбук, стационарный компьютер и кое-что по мелочам — не вернули до сих пор. Оцениваем это имущество в 8-10 тысяч евро. Но самое главное, там фотографии и видео, вся наша жизнь — свадебные снимки, первые фотографии Давида.

По сравнению с шотландской эстонская бюрократия, можно сказать, легкий вариант. Многомесячная переписка с полицейскими и Посольством Эстонии в Великобритании завершилась пока тем, что 1 ноября мы получили письмо от посла Лаури Бамбуса, который сообщил, что полиция не находит сегодня возможным вернуть наши личные вещи, которые нужны для разбирательства дела, однако заверяет, что через какое-то время мы сможем их получить.

В Эстонии состояние здоровья малыша явно улучшается. Накопленные в Шотландии деньги позволили семье открыть в Нарве небольшой магазин. Кроме того, случай Фалынсковых лег в основу петиции, которую Европарламент признал приемлемой и намерен ее рассмотреть.

По словам евродепутата Яны Тоом, «в Комитете по петициям теме принудительного изъятия детей британскими социальными службами присвоен приоритетный статус, а победа Фалынсковых является знаковой и потому, что дает надежду десяткам жертв британской социальной системы».

Share