В параллельном мире: ежегодный фарс по правам человека

Share

Прошедшая во вторник ежегодная конференция «Ценности и интересы в параллельных мирах», организованная Эстонским институтом по правам человека, сама напоминала фарс из какого-то совсем другого мира, абсолютно параллельного нашей реальности.

Конференция проходила в роскошном зале на шестом этаже таллиннской гостиницы Swiss Hotel. Участие только по приглашениям, бэджи напечатаны на экологичнейшей и инновативнейшей «бумаге с семечками» («посади, полей, вырасти!»), имена участников и графика Тоомаса Куузинга проецировались внутрь стеклянных параллелепипедов в виде голограмм… Как говорится, всё в тренде – тут тебе и технология, и экология, и черти в ступах.

«Свинопас проповедует равенство свиньям»

Из четырех круглых столов интереснее прочих был первый: «Возможны ли универсальные права человека в разных культурах?» (Иллюстрировался он рисунком Куузинга «Свинопас проповедует равенство свиньям» – символизм пусть останется на совести организаторов.) Остальные обсуждения – на них говорили о правах человека в связке с климатом, развитием технологий и атакующим популизмом, – мало чего обещали в силу идеологии организатора конференции. По крайней мере в научной среде такого рода мероприятия подразумевают доклады о том, чего удалось добиться, и обсуждения насущных проблем. Но нашему Институту добиваться чего-то внутри Эстонии не с руки – эти конкретные правозащитники не видят проблем, связанных с правами, скажем, эстонских русских. То есть видят, но как бы с другой стороны – националистической.

Не откажу себе в удовольствии процитировать их исследование «Языковые права человека и безопасность» (2015): «Знание эстонского языка само по себе не ведет к его использованию. В том числе потому, что имеется параллельная возможность вести бизнес и общаться на русском. В результате появляется комфортная зона русского языка, которая сегрегирована и отдалена от общества эстонцев… Необходимо сделать приоритетным преобладающее использование эстонского в повседневном общении и бизнесе», – и на эту тему рекомендуется «детализировать и обновить законы». Знакомая песня, правда? Борьба с несуществующей «сегрегацией» во имя перевода всего и вся на эстонский, то есть во имя ассимиляции, которая, понятно, не упоминается. Финальное заключение этого Института по правам человека таково: «Устранение сегрегации… должно гарантировать, что общение и бизнес ведутся на государственном языке – эстонском».

Как пела группа «Мумий Тролль», «какие Бермуды – такие треугольники». Какой Институт по правам человека, такая у него и конференция. Кстати, в числе участников конференции в зале сидели политик Андрес Херкель, журналист Иван Макаров, политэмигрант Андрей Кузичкин, бывший главред Postimees Лаури Хуссар, лингвист Март Раннут, активист Евгений Криштафович – люди, на которых в плане прав человека просто клейма ставить негде. В качестве гостя была и наша президент Керсти Кальюлайд, тоже не раз и не два защищавшая права человека. Особенно (напомню одну из ее речей) «человека, мыслящего по-эстонски».

Чаплин и Израиль

Именно поэтому первая заявленная тема могла бы быть дико интересной. И правда: вот Эстония – национальное, как многие считают, государство; возможны ли у нас универсальные права человека-то? Не противоречат ли эдакие права многажды цитированной преамбуле Конституции, в которой без обиняков сказано, что цель этой страны – сохранение именно эстонского народа, его языка и культуры? Не делает ли преамбула конкретный народ более защищенным, чем эстонских неэстонцев? Есть, в общем, что обсуждать.

Здесь, однако, проявилось умение организаторов подбирать спикеров. Что надо сделать, чтобы завалить не очень удобную тему, показав, что мы-де готовы ее обсуждать, но на деле не обсудить почти ничего? Есть, как выяснилось, универсальный рецепт – пригласить араба и израильтянина. Вот круглый стол и начался с малого скандала: сирийско-ливанская экономистка и активистка Руба Мхайссен сразу заявила, что она не намерена сидеть на одной сцене с израильтянином Робертом Илатовым, советником премьер-министра Нетаньяху, и всё свое короткое выступление посвятила осуждению Израиля в свете конфликта с палестинцами, после чего ушла в зал. Когда очередь дошла до Илатова, он, конечно, говорил только о том, что Израиль хороший, а палестинцы – не очень. Еще выступали иракский ассириец Ашур Саргон Эскрья, который говорил только о проблемах ассирийцев в Ираке, и эстонский профессор Пеэтер Сельг, рассуждавший о теории сугубо, так сказать, теоретически.

Правда, самое интересное ждало нас в финале первого тейбл-тока: неожиданным гостем конференции (по Скайпу) стал не отмеченный в программе… российский священник Всеволод Чаплин, бывший глава Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата. В 2015 году ранее весьма лояльный властям Чаплин оказался в опале и с тех пор пребывает как бы в оппозиции, чем, надо думать, и объясняется его появление на конференции. Однако и правозащитная деятельность Чаплина более чем известна: этот замечательный человек развенчивал химеру «так называемого научного мировоззрения», заявлял на тему изнасилований, что надо бы женщинам скромнее одеваться, «развязный внешний вид и развязное поведение – прямая дорога к несчастью», призывал, как истинный христианин, убивать эмигрантов – «предателей и изменников» «точечными ракетными ударами», одобрял массовые репрессии «внутренних врагов», называл гуманизм сатанинской идеологией и утверждал, что заповедь «не убий» применима только к праведникам. В связи с этим возникает вопрос к Институту по правам человека: это что вообще было, а?..

Как ни парадоксально, непосредственно на конференции Чаплин высказался здраво – за универсальные, «вечные ценности», потому что без них правами человека можно назвать что угодно и коллективные ценности могут взять верх над индивидуальными. В качестве примера он привел Украину, на которой сторонники как отделения от государства, так и территориальной целостности государства – то и другое есть ценность коллективная – готовы убивать людей. Но всё это опять-таки было в высшей степени абстрактно, и даже задать вопрос о положении дел в Эстонии было никак – весь пар ушел в проблему далеких от нас палестинцев. Ну и правильно. В Багдаде, может, и не всё спокойно, а у нас в Эстонии – точно всё.

Тувалу переедет на Хийумаа

Не критиковалась Эстония и на других круглых столах. Президент Кальюлайд, говорившая о климате, предпочла в качестве примера пагубности глобального потепления рассказать об островном государстве Тувалу, чье население, спасаясь от повышения уровня Тихого океана, могло бы в принципе переселиться на Хийумаа, где людей как раз не хватает, и хийумаасцев, по словам президента, это устроило бы, хотя тувальцев вряд ли – все-таки у нас холодно. В основном рассуждения спикеров по климату сводились к позиции «всем нам придется затянуть пояса и выйти из зоны комфорта», что звучало как-то неубедительно в зале, полном очень небедных людей, которым, ясно, никакие пояса затягивать не понадобится никогда.

Поскольку слушать всё это было невыносимо, мне пришлось задать вопрос о шахтерах и работниках электростанций Ида-Вирумаа: не пора ли нам перестать молиться свободному рынку и вмешаться на уровне государства в этот самый рынок, чтобы люди не страдали? Ответ Керсти Кальюлайд был удивителен: мне было сказано, что увольнения в Ида-Виру – вовсе не результат борьбы с потеплением, что поскольку у нас свободный рынок, тамошние предприятия так и так оказались бы в кризисе, ибо не выдерживают конкуренции, вот как Кренгольм закрылся, что «надо разделять экономику и социалку» – и что социальная помощь социальной помощью, а свободы рынка должно быть, наоборот, еще больше. Не зря ведь, сказала президент, в Ида-Вирумаа столько вакансий – значит, есть у региона потенциал! Ну а то, что далеко не все люди не в состоянии переучиться, чтобы эти вакансии занять, то, что наша националистическая языковая идеология играет в этом не последнюю роль, международной аудитории, понятно, объяснено не было.

Надо сказать, впрочем, что подчеркнутое невнимание к Эстонии было обоюдоострым: почти ни слова не было сказано и о том, что надо перевести образование на эстонский и т.д. (исключением опять-таки стала Кальюлайд, упомянувшая «право всем получать образование на эстонском», но очень вскользь). Заодно мало говорили и о России. Разве что в «технологической» теме без вмешательства РФ в выборы не обошлось, но в основном обсуждалась технология, а не пропаганда. Правда, один иностранный участник этой (третьей по счету) дискуссии и сказал, что, мол, если СССР пытался внушить всем, что социализм хорошо, а капитализм плохо, то Россия сегодня действует по-иному, внушает, что все плохие, «и мы не сахар, и ваши власти тоже… что очень опасно и эпистемологически разрушительно». Надо ли это понимать так, что любая критика государства есть влияние Кремля? У нас ведь многие это именно так и понимают.

Обилие богатых слов вроде «холистически» и «эпистемологически», увы, качество дискуссий не повысило: из пустого всё вновь и вновь переливалось в порожнее. На мой взгляд, несколько оживила конференцию только заключительная дискуссия о популизме. В частности, британец баскского происхождения, директор по политике НКО Just Fair Колдо Касла, рассуждая о беженцах, рассказал очень человечную историю о том, как после уничтожения Герники во время Гражданской войны в Испании Великобритания приняла беженцев из Басконии – и пятеро из этих детей стали потом гордостью британского футбола. «Мы должны принимать в расчет здравые опасения, когда, например, люди боятся, что беженцы отнимут у них работу, – сказал Касла. – Но если кто-то просто не хочет видеть рядом человека с другим цветом кожи, это расизм, и мы должны сказать, что он неприемлем».

Собственно, это и был разговор о правах человека: не псевдофилософское рассуждалово «об всём», а призывы к гибкости и здравомысленному, свободному от предрассудков милосердию. Жаль, что на конференции подобных выступлений было мало; жаль, что они редко касались Эстонии. К сожалению, замалчивать и отрицать проблемы всегда было легче, чем их решать.

Николай Караев, советник Эстонского бюро евродепутата Яны Тоом

На фото: выступление Всеволода Чаплина по Скайпу.

Share