«Брюссельский дневник с Яной Тоом»: разжигание и наказание

Share

ЕС хочет, чтобы Эстония наказывала за язык вражды, хейтспич, – и не понарошку.

На днях Мартин Хельме, наш министр финансов и глава партии EKRE, поведал на радио, что Эстония получила пренеприятнейшее известие. Против нас начато расследование, потому что мы недостаточно жестко преследуем язык вражды, пресловутый хейтспич. Хельме разливался соловьем: мол, это же цензура! Что, ни против мигрантов, ни против геев, ни против кого-то еще слова не скажи? Ну, кто такие «кто-то еще», известно – местные русские. В итоге Хельме обещал стоять за, так сказать, свободу слова: «Компромисса нет будет. Пусть штрафуют и что хотят делают. Однажды возникнет вопрос, хотим ли мы оставаться в союзе, где у нас ни свободы, ни независимости, где нам не дают покоя?» Конец цитаты.

Что правда, то правда: если в стране решили, что разжигание ненависти – это свобода слова, Брюссель такую страну в покое не оставит. ЕС создали, чтобы в Европе не было войн, а последнюю войну здесь устроили как раз те, кто свято верил в свою свободу разжигать. Начинали с хейтспича – против евреев, левых, геев, кстати говоря, – а закончили известно чем.

Но в Эстонии хейтспич разрешен. Вспомним образцы красноречия наших ораторов. Март Хельме – папа Мартина – приравнял эстонских русских к «раковой опухоли Кремля». Урмас Рейтельманн, ныне тоже из EKRE, писал про «300 тысяч паразитирующих тибл» – это местные русские – и «человеческий хлам, тараканов» – это беженцы. Примеров куда больше, но хватит и этих.

Ни Хельме, ни Рейтельманна к ответственности не привлекли. Статья-то у нас есть, номер 151, но наказать по ней можно, только если возникла угроза или нанесен вред жизни, здоровью, имуществу. А от того, что вас назвали в СМИ раковой опухолью, вы не заболеете и не умрете. И если на всех стенах написать «бей тибл, спасай Эстонию», связь между этим призывом и реальными побоями недоказуема.#

ЕС это безобразие хочет прекратить. Ведь чего, собственно, боится Мартин Хельме? Что было бы, будь его родитель и Урмас Рейтельманн немцами или французами? А вот что. В Германии за оскорбление, ущемляющее достоинство группы лиц, светит крупный штраф и до пяти лет тюрьмы. В 2016 году Лутца Бахманна из праворадикального движения Pegida оштрафовали почти на 10 тысяч евро за то, что он в соцсетях назвал беженцев «скотами», «грязью» и «отбросами». Замечу – ну вылитый Рейтельманн.

То же во Франции: штраф до 45 тысяч и до года тюрьмы за публичные призывы к дискриминации и поношение, в два раза меньше – за оскорбление. Там судили и кинозвезду Брижит Бардо – за опубликованное в газете письмо о том, что Францию «захватили чужаки, особенно мусульмане», и такие же комментарии: сперва был штраф в 4500 евро, потом в 5000, потом и в 15 тысяч.

То есть: оскорбляешь людей, разжигаешь ненависть, получаешь удовольствие, зарабатывая предвыборные очки у такой же, как ты, публики – плати. Тогда и желающих порассуждать о «тиблах-паразитах» будет поменьше. И это, между прочим, называется не «цензура», а «цивилизация».

Европа ненависти не любит – и, я считаю, правильно делает.

Share