«Брюссельский дневник с Яной Тоом»: консерваторы, LGBT и аборты

Share

Почему много у кого возник вдруг острый интерес к половым вопросам?

То ли осень, то ли Сатурн в Козероге, то ли ковид – не знаю, почему, но так совпало, что много где возник острый интерес, простите, к половым вопросам. Папа Римский высказался про геев, после чего полно народа высказалось про Папу. Наш глава МВД возжелал отправить геев в Швецию, а потом депутат Рейтельманн прогремел с фейсбучным постом про содомитов. В США чуть не главным вопросом президентской гонки стало право на аборт. Фактически запретили аборты в Польше – после чего на улицы Варшавы вышли разъяренные женщины.

Надо сказать, что Польша отжигала и раньше. У власти там партия «Право и Справедливость», сокращенно «ПиС», и вот этому «ПиСу» всё неймется. Когда в прошлом году поляки выбирали парламент, консерваторы построили свою кампанию на противостоянии нетрадиционной ориентации. Дошло до того, что к лету этого года более ста польских самоуправлений – треть территории страны – объявили себя «зонами, свободными от ЛГБТ».

ЕС не поддерживает любую дискриминацию, в том числе эту. Сначала, в прошлом декабре, поляков осудил Европарламент. Приказать Польше что-либо Брюссель не может, но и без последствий дискриминация не осталась. С июля Еврокомиссия перестала выделять «зонам, свободным от ЛГБТ» деньги из структурных фондов. Обоснование простое: проекты, на которые просят денег, не будут доступны всем гражданам ЕС. Без средств «зоны» не остались – их оделило правительство Польши. Но так ли, эдак ли – все равно удар по бюджету.

Но это Польша – единственная страна Европы, которая не считает себя обязанной подчиняться Хартии ЕС по правам человека. И хочет выйти из Стамбульской конвенции – о борьбе с насилием в отношении женщин, – потому что, как сказал министр юстиции Збигнев Зёбро, та «слишком либеральна».  И вот теперь – запрет на аборты, кроме случаев изнасилования, инцеста и прямой угрозы жизни.

Я не сторонница абортов, но сторонница права на аборты. Запрет на аборты бороться с ними не помогает, что показывают исследования: в Сальвадоре, скажем, аборт вне закона, но треть беременностей прерывается все равно. Причем не хирургическим путем – при помощи лекарств. Сегодня от подпольных абортов умирают реже, но число их от запрета только вырастет – а без запрета оно стабильно уменьшается, в Эстонии, кстати, в том числе.

К абортам ведет сочетание факторов: недостаточное образование в сексуальной сфере, недоступность контрацепции, бедность и, что греха таить, поведение партнеров. Но, конечно, куда легче всё запретить – и потом закрыть глаза на подпольные аборты: чего не видно, того как бы и нет. Дать забеременевшей женщине уверенность в завтрашнем дне – куда сложнее.

Вот и разгадка обострения. ЛГБТ, аборты, иммигранты, национализм – последний козырь нынешних консерваторов, чтобы разобщить людей и обеспечить себе электорат. Раньше консерваторы поднимали экономику, а сегодня воюют с геями, беженцами и женщинами. Достойная позиция – ничего не скажешь.

Share