«Брюссельский дневник с Яной Тоом»: день Победы и день Европы

Share

«Брюссельский дневник с Яной Тоом»: победа над нацистской Германией и создание единой Европы – две стороны одной медали.

Я записываю этот выпуск «Брюссельского дневника» пятого мая, в день Европы. Точнее, в первый из дней Европы. Их в мае два. Пятое мая – праздник Совета Европы, созданного в этот день в 1949 году. Девятое мая – день Европы, отмечаемый всем Европейским союзом. Ровно семьдесят лет назад министр иностранных дел Франции Робер Шуман обнародовал свою декларацию, из которой и вырос потом ЕС.

Конечно, девятое мая – это не только день Европы, это и день Победы. В Европе его отмечают днем ранее, но лишь потому, что капитуляция Германии вступила в силу восьмого мая по центральноевропейскому времени и девятого – по московскому. Политического подтекста тут нет. А вот в том, что Шуман выступил с декларацией именно девятого мая, политический подтекст имеется. Это не совпадение. Победа над нацистской Германией и создание единой Европы – две стороны одной медали.

Историки знают: разгром Германии в _Первой_ мировой войне стал одной из предпосылок Второй мировой. В 1914 году немцы были агрессорами, их победили, поставили на колени, их экономику разорили. И получили униженную, обиженную нацию. Гитлер раздул угли обиды и устроил на континенте пожар нацизма, стоивший жизни миллионам. Германию разгромили опять. Но теперь было ясно, что если изолировать ее снова, не за горами будет новая война – и Европа ее не переживет.

Франция – всего  через пять лет после войны! – поступила парадоксально: вместо того, чтобы добить побежденного на правах победителя, она предложила ему объединиться. Для начала – объединить самую важную на тот момент отрасль экономики: производство угля и стали. Наивно думать, что в 1950 году нацизм умер. Нацистские настроения были живы. Многие немцы по-прежнему ненавидели французов, а французы – немцев, и немудрено, после такой войны и таких жертв. Но Робер Шуман понимал: мир в Европе будет, только если агрессивный национализм отомрет. Поэтому надо сделать так, чтобы народы Европы жили и работали сообща, торговали на общем рынке, стояли за общие – европейские – интересы. Тогда, говорил Шуман, мы «покончим с бесконечной стычкой национальностей и национализмов».

Разве не за то же самое воевали и гибли наши деды и прадеды? За мир, очищенный от ненависти по национальному признаку. За мечту об Интернационале, союзе всех народов. Нацизм – прямая противоположность этой благородной мечте. Да, до конца ее не осуществили нигде – ни в Советском Союзе, ни в Европейском. И все-таки сегодня мы к этой мечте ближе, чем 75 лет назад. Рецидивы национализма случаются – жители Эстонии знают об этом не понаслышке, – однако новые «хрустальные ночи» и новые концлагеря у нас, кажется, невозможны.

Конечно, Шуман понимал, что делает: день Европы и день Победы – об одном и том же, один праздник продолжает другой. Военную победу над нацизмом одержали те, кто сражался с ним на Второй мировой, мирную – те, кто строил – и строит – мир без границ и ненависти.

С праздником, дорогие друзья! Будьте здоровы. И до встречи через неделю.

Share