Яна Тоом — о пользе чтения первоисточников

Share

«С интересом прослушала «обсуждение государственного вопроса большой важности» о переходе русскоязычных детсадов и школ на эстонский язык.  Комментировать приглашенных на Тоомпеа экспертов  не буду – их для того и пригласили, чтобы они сказали то, что сказали.  Меня куда больше удивил хорошо известный русской аудитории Март Нутть. Он выступал не только как политик, но и как специалист по русскому вопросу, прости Господи.  Дальше будет много цитат, извините», — пишет на портале Õhtuleht депутат Европарламента Яна Тоом. 

Итак, Нутть в ходе обсуждения в парламенте сказал буквально следующее:

«Я был экспертом Комиссии против расизма и нетерпимости Совета Европы в течение 14 лет. Во всех докладах, касающихся Эстонии, нам ставили на вид сегрегацию в системе образования, которая также содержит потенциальную угрозу дискриминации. Эта сегрегация проявляется, прежде всего, в параллельном образовании, когда дети разделяются на отдельные группы в зависимости от языка». («Ma olen olnud 14 aastat Euroopa Nõukogu rassismi ja sallimatuse komitee ekspert. Eestit puudutavates raportites läbivalt on meile ette heidetud segregatsiooni haridussüsteemis, milles seisneb ka potentsiaalne diskrimineerimise oht. See segregatsioon avaldub eeskätt just paralleelhariduses, kus lapsed on lahterdatud keele järgi eraldi rühmadesse.») Ну и далее шел вопрос эксперту.

В этом пассаже есть ряд правдивых утверждений: такая комиссия (ECRI) при Совете Европе, действительно существует; она опубликовала ряд докладов по Эстонии (весьма критичных, кстати); Нутть достаточно долго представлял в ней Эстонию (правда, про свою страну члены комиссии доклады не пишут, только советуют); сегрегация рассматривается как форма дискриминации. А вот дальше начинаются, мягко говоря, передергивания.

Во-первых, про сегрегацию в системе эстонско-русского образования Эстонии комиссия никогда не писала, да и не могла писать. Другие члены комиссии, видимо, более крупные специалисты, чем Нутть, и знают: называть добровольные школы меньшинств сегрегацией уместно только на митингах крайне правых партий, но не в серьезной аудитории. Сегрегация предполагает наличие юридических или фактических преград для учебы каких-либо меньшинств в обычных школах. Такого в Эстонии для русскоязычных детей нет и никогда не было. Однако комиссия как-то писала о том, что детей ромов (цыган) в Эстонии часто оправляют в спецшколы и ратовала за их «реинтеграцию» в основное образование. Вот это, действительно, непрозрачный намек на практику сегрегации ромов.

Во-вторых, про дискриминацию и параллельные школы. Конвенция ЮНЕСКО о борьбе с дискриминацией в области образования говорит без обиняков: не является дискриминацией сохранение раздельных (по принципу языка) школ, дающих образование, соответствующее выбору родителей. Конвенцию ратифицировали 105 государств, так что за международный стандарт она точно сойдет.

В-третьих, может, комиссия против расизма и нетерпимости призывала ликвидировать русские школы по каким-то другим мотивам? Опять мимо.  Отношение к нашей «реформе» русских школ было у ECRI всегда настороженным. В 1999 году комиссия даже предлагала Эстонии пересмотреть решение о «языковом переходе» в гимназиях «в свете  численности русскоязычных жителей» страны («ECRI suggests that this provision be reconsidered, particularly in the light of the size of the group of Russian-speaking residents in Estonia»). В 2001 году комиссия подчеркнула «необходимость обеспечения того, чтобы дети из групп меньшинств, в том числе те, чьи родители не могут оплачивать частное образование, по-прежнему имели бы доступ к высококачественному образованию на языке по своему выбору» («ECRI stresses the need to ensure that children from minority groups, including those whose parents cannot pay for private education, continue to have access to high-quality education in the language of their choice»). Далее «реформа» в Эстонии все же была запущена, и комиссия сосредоточилась, так сказать, на рекомендациях по минимизации ущерба (по принципу – если уже перевели школы на эстонский, то хотя бы обеспечьте нормальный учебный процесс).

В-четвертых, комиссия подчеркивала, что поскольку русские учатся в русских школах, а эстонцы – в эстонских, то необходимо изучать культуру друг друга, заниматься обменами, улучшать контакты между учениками разных школ и так далее. Мягко говоря, акцент совсем другой, чем у наших защитников принципа «одна страна – один язык».

Вот так начнешь изучать фамильные портреты, тьфу, оригинальные доклады Совета Европы – и сразу понимаешь, почему многие в Эстонии уверены, что международные организации нас все время хвалят. Они же принимают слова Нуття за чистую монету. Самое время обратиться к первоисточникам!

Со всеми рапортами Комиссии против расизма и нетерпимости по Эстонии (на английском, французском и эстонском языках) можно ознакомиться на этом сайте: https://www.coe.int/en/web/european-commission-against-racism-and-intolerance/estonia

 

Share