Яна Тоом: объяснительная записка, или что мне Орбан

Share

Евродепутат Яна Тоом объясняет, почему она голосовала за резолюцию, осуждающую действия правительства Венгрии во главе с Виктором Орбаном.

Прошлая страсбургская сессия ЕП прошла под знаком авторских прав, однако кое-кто из френдов в ФБ поставил мне на вид голосование за резолюцию, осуждающую правительство Виктора Орбана. Мол, эта ваша свобода в интернете – псевдотема (вода дырочку найдет, писали знатоки), а Орбан, дескать, противостоит диктату Брюсселя, защищает границы ЕС от мусульманского нашествия и вообще кремень. С яйцами! (Это такое обязательное уточнение, почему-то яйца нынче ценятся выше и ума, и совести.) И друг России! (Тот факт, что Венгрия исправно голосует за продление антироссийских санкций, как говорят в песочнице, «нищетова».)

Я обещала разъяснить свою позицию отдельной статьей. Что и делаю.

Коротко: давайте представим, что к власти в Эстонии пришла партия, очень похожая на партию Виктора Орбана «Фидес», – националисты-прогрессисты.

Чтобы закрепиться у власти, они вносят поправки в Конституцию, меняют членов Верховного суда, принимают новый закон о выборах (с виртуозной нарезкой избирательных округов) и – вишенкой на торте – закон о СМИ. В результате журналисты наперебой шлифуют навыки самоцензуры.

Европейские деньги (даром что ЕС – зло) они используют с пользой и для родины, и для узкого круга приближенных. А к нацменьшинствам относятся как к мусору: те голосуют за неправильные партии, их НКО получают деньги из-за границы, поэтому принимается закон об иностранных агентах. Мало того, аннулируется регистрация православной церкви Московского патриархата, потому как они все как один агенты Кремля (потом их опять регистрируют, но как «ассоциацию», без налоговых и прочих льгот).

Про стрельбу резиновыми пулями по беженцам умолчу – в Эстонии с этим, слава богу, проблем нет, значит, не придется делить френдов на тех, кто одобряет, и тех, кто порицает такие акции.

Против собственной Конституции

А теперь – длинно. Очевидно, ЕСовским источникам в ситуации с Венгрией верят не все, так что буду приводить другие ссылки – на органы ООН, Совета Европы, ОБСЕ, на оценки Венецианской комиссии.

Партия «Фидес», венгерский гражданский союз, получив конституционное большинство в парламенте, инициировал в 2012 году поправки к Конституции. В числе прочего была значительно урезана компетенция Конституционного суда, других судов, ограничены права человека, что вызвало озабоченность Венецианской комиссии. Вот пассаж из их отчета:

«Эти конституционные поправки проблематичны не только потому, что конституционный контроль блокируется систематическим образом, но, по существу, потому что эти положения противоречат принципам Конституции и европейским стандартам. В частности:

­

– закон определяет ответственность за коммунистическое прошлое в общих словах, без какой-либо индивидуальной оценки;

– отсутствуют точные критерии признания церквей и эффективные средства правовой защиты в случае решения об их непризнании;

– ограничения на рекламу оказывают непропорциональное влияние на оппозиционные партии;

– положения о достоинстве общин слишком расплывчаты, и особая защита «достоинства венгерской нации» создает риск того, что в будущем свобода слова в Венгрии может быть ограничена, чтобы защитить венгерские учреждения и должностных лиц».

«Иностранные агенты» не дремлют

Законодательство о СМИ в Венгрии тоже специфическое. Венецианская комиссия отмечала: в Законе о печати нужно прописать, что «не все выражения, которые могут рассматриваться как наносящие ущерб конституционному строю, общественной морали, достоинству и т. д., являются незаконными»; что раскрытие журналистских источников может быть затребовано судом только в том случае, если альтернативные разумные способы получения информации исчерпаны или недоступны; что серьезные санкции, серьезно влияющие на нормальное функционирование средства массовой информации, должны использоваться в качестве крайней меры и не применяться незамедлительно.

Венгрия, кроме того, приняла Закон о прозрачности организаций, получающих поддержку за рубежом (говорилось при этом об «иностранных агентах»). Венецианская комиссия, анализируя законопроект, справедливо отметила, что проблема не столько с текстом, сколько с контекстом и упомянула «опасную кампанию некоторых государственных органов против получающих иностранное финансирование организаций гражданского общества, изображающую их как действующих против интересов общества».

Принятые по инициативе «Фидеса» законы привели к отмене регистрации церквей (некоторые из них действовали даже при коммунистах) с лишением их льгот. Как это безобразие осуществлялось на практике, можно прочитать в решении Европейского суда по правам человека.

Теперь о коррупции. В Венгрии коррупция – настоящий бич. Страна получает от распроклятого Брюсселя много, очень много денег (4,4% ВВП). Самый громкий скандал с европейскими деньгами касается контрактов на уличное освещение, которые получила фирма зятя Орбана. Кому интересно – почитайте.

Цыгане, евреи и беженцы

В Венгрии имеется свое нелюбимое меньшинство – рома (цыгане), приниженный статус которых поддерживается через сегрегацию в системе образования. Консультативный комитет Рамочной конвенции по защите национальных меньшинств (орган Совета Европы) настаивал на том, что необходимо срочно «прекратить практику, которая ведет к продолжению сегрегации детей рома в школе и удвоить усилия по устранению других недостатков, с которыми сталкиваются дети рома в области образования; обеспечить детям рома равные возможности для доступа ко всем уровням качественного образования, в частности – путем предотвращения их размещения в «догоняющих классах»; принять решительные меры для предотвращения незаконного размещения детей в спецшколах».

Ну и – куда без антисемитизма. Комитет по правам человека ООН выразил озабоченность по поводу распространения в Венгрии «антисемитских стереотипов и отрицательных исторических ассоциаций», возникающих оттого, что высокопоставленные чиновники подпитываают теории заговора, связанные с Джорджем Соросом. Орбан, похоже, вообще слегка тронулся на Соросе.

И, наконец, о беженцах. Забудем на время то, что видели по телевизору, и подумаем, как в реальном мире должны выглядеть практикуемое правительством Орбана «коллективное и насильственное выдворение» беженцев в Сербию. В комитет ООН приходили сообщения, что такое выдворение сопровождается «жестокими избиениями, натравливанием полицейских собак и стрельбой резиновыми пулями». И это уже ни в какие ворота не лезет.

Так что простите, Орбан – герой не моего романа. А если у кого-то возникло искушение провести параллель с нынешней Эстонией, тем лучше, потому что есть вещи, за которые надо бить. И под словами Игоря Грязина – «До тех пор, пока в Венгрии нет концлагерей, происходящее там меня не касается», – я подписаться не готова. Касается, и даже очень: дурной пример заразителен, а с иммунитетом у нас хреново.

Share