Яна Тоом в Европарламенте: что было и что будет

Share

«Это очень интересный опыт. Я думаю, что многому научилась. Но в данную минуту не понимаю, насколько этот опыт удастся обернуть на пользу дела, потому что мы еще не распределили комитеты, должности и так далее», — так началось интервью депутата Европарламента Яны Тоом, которое прозвучало 20 июня в программе «Подробности» на Радио 4.

Отвечая на вопрос Андриана Череменина об итогах деятельности Европейского парламента прошлого созыва, Тоом, которая продолжит работу там и в ближайшие пять лет, отметила также: «Что было хорошо, так это то, что Европарламент впервые в истории Европейского союза решил заняться проблемой социального неравенства в различных странах ЕС – был принят так называемый Столп социальных прав, в который входят 20 принципов, обязательных для имплементации в странах-членах. Для меня это главный, как здесь говорят, челлендж новой легислатуры — чтобы мы выходили из состояния, когда в ЕС у кого-то суп жидкий, а у кого-то жемчуг мелкий.

К сожалению, никуда не делась проблема неграждан. Правительство у нас такое, какое есть. Партнеров по коалиции, которые поддерживали бы ликвидацию института безгражданства, к сожалению, в Эстонии не наблюдается. Поэтому надо продолжать оказывать давление из Брюсселя. Европарламент принял три резолюции, где эта проблема называется прямым текстом – говорится именно о безгражданстве в Эстонии и Латвии. И это в принципе большой шаг вперед, потому что, когда кто-нибудь дойдет с этим до Европейского суда по правам человека, то, конечно, точка зрения Европарламента будет принята во внимание.

Кроме того, в Комитете по культуре мы написали письмо правительству Латвии по поводу реформы образования. Как вы знаете, в Латвии все школы перевели на латышский язык, они с этим не справляются, творятся безобразия в системе образования, и Европарламент это осудил. Если кому-то придет фантазия проделать то же самое в Эстонии, теперь мы знаем, как с этим бороться на уровне ЕС».

Если оценить работу Европарламента этой каденции, что вы занесли бы в актив, а что вызывает сожаление?

Лично у меня сожаление вызывает директива об авторских правах. Я считаю, что мы тем самым мостим дорогу для появления цензуры в интернете и нарушаем права человека. Именно по этой причине я подала заявку в комитет LIBE, занимающийся как раз правами человека, потому что сам корпус прав человека – штука довольно молодая, ему всего 70 лет, и дигитализация жизни не учитывает фундаментальные права человека. То есть мы должны пересматривать всю концепцию, чтобы права человека не нарушались нигде, в том числе в виртуальном пространстве.

Что касается успехов, то это, повторюсь, Столп социальных прав, это все, что касается «зеленых» вещей, это то, что в прошлом созыве мы довольно удачно использовали благодаря тому, что парламент получил гораздо больше права голоса, чем это было раньше. Мы провалили несколько неудачных инициатив Европейской комиссии и учимся пользоваться этим инструментом все более эффективно.

Как оцениваете сотрудничество с коллегами из Эстонии?

Сотрудничество было, потому что нас настолько мало, что мы не можем себе позволить тратить порох на какие-то разборки внутриполитические. Мне жаль, что в новом созыве мы не сумели распределить комитеты так, чтобы друг друга не дублировать. Мы смогли это сделать внутри своей политической группы Renew Europe с Ансипом и Паэтом, но, что касается социал-демократов, то мы с Мариной Кальюранд заявились в один комитет, Миксер и Ансип – тоже в один. Это снижает эффективность депутатов от Эстонии. В прошлый раз нами было не покрыто 11 комитетов. В этот раз ситуация будет примерно такая же. Это не очень умно, но, к сожалению, что есть — то есть.

Что скажете о силе эстонского голоса на европейской арене на примере Европарламента?

Этот голос вполне слышен, но здесь очень важно хорошее сотрудничество с правительством, с нашим представительством и так далее. Тут все не очень радужно, нас ставят в известность о точках зрения правительства, мы не всегда можем их разделять (депутат свободен в своем мандате), и насколько все это будет плодотворно, покажет время.

Осведомленность жителей Эстонии о том, что за орган Европейский парламент, в последнее время увеличилась или по-прежнему находится на достаточно низком уровне?

Это сильно зависит, мне кажется, от географии. Во время предвыборной кампании я объездила всю Эстонию, кроме островов (просто не успели), и в тех местах, где жизнь беднее, где больше насущных проблем, людей очень мало занимает, что делает Европарламент. В принципе, такое отношение совершенно понятно. Это то, на чем выигрывают всевозможные правые радикалы, потому что людям сложно оценить масштаб происходящего, когда они заняты сведением концов с концами.

Но были и такие места, где совершенно неожиданно задавались удивительно глубокие вопросы. Думаю, что в целом объем знаний увеличился, но в тех местах, где жизнь тяжелая, людей больше заботит «своя рубашка ближе к телу».

Но вы бы ратовали за то, чтобы люди больше узнавали о работе Европарламента? Это важно?

Разумеется, это очень важно. Правда, тут надо иметь соответствующие навыки коммуникации, прямо скажем. Я бывший журналист, мне это проще делать. А людям, которые занимаются политикой и никогда не имели отношения к средствам массовой информации, труднее донести до избирателей, что же они делают. Кроме того, в прошлый раз мы приняли решение о том, что теперь все так называемые конторские деньги, которые нам выделяют, будут открыты и подотчетны, и я очень надеюсь, что все мои коллеги откроют в Эстонии бюро. Бюро очень помогает в таких вещах. У меня есть в Эстонии бюро, которое выпускает пресс-релизы, встречается с людьми и так далее. Я думаю, что это очень хороший инструмент, и если мы помножим один на шесть, то картина изменится очень сильно.

Маргарита Корнышева, советник Эстонского бюро депутата Европарламента Яны Тоом

Share