Работа за границей: как не стать «рабом» и что делать, если обманули

Share

Отчаявшись найти работу в Эстонии, Анна (имя изменено) — специалист в сфере обслуживания — стала просматривать в интернете заграничные вакансии. Приемлемым показалось предложение от Dalia на сайте EuRabota: “В Швейцарию требуется домпомощница. Вахтовая работа 3 месяца через 3. В русскоязычную семью. Уборка, стирка, глажка. Полное содержание, зарплата от 1200 евро».

Анна связалась с Dalia, начали общаться по скайпу. Dalia сообщила, что за отдельную плату, возможно, придется выполнять и редкие мелкие поручения, а за свою услугу она хочет половину зарплаты Анны. Договор обещала прислать позже.

Когда 10 декабря прошлого года Анна входила в швейцарский дом, из него пулей выскочила прежняя «домпомощница» — женщина с Украины. «Под глазом у нее красовался здоровенный синяк, и единственное, чем она меня приветствовала, это фразой «Господи, как я тебя ждала», — вспоминает Анна.

Дом оказался с тремя жилыми этажами над землей и двумя подземными – хозяйственными. Из жильцов – только женщина с двумя детьми. «Жить пришлось фактически в гардеробной. Но хуже всего, что, кроме заявленного, пришлось мыть машину, выгружать из нее какие-то ящики, продукты, вручную мыть посуду, заниматься собакой. Как питаешься, вообще никого не волновало, перекус-перехват, причем использовать дозволялось только просроченные продукты. Я не искала работу на 16 часов в сутки, без выходных. Рабочий день начинался в 6:30, заканчивался в лучшем случае в 23 часа. Даже присесть было некогда, здоровье сдало», — рассказывает Анна.  

Две недели спустя она написала Dalia, что ей это место не подходит. Та попросила подождать неделю-другую, пока не найдет новую работницу. В результате процесс растянулся до 19 января. А переписка завершилась нецензурной бранью, Dalia выдала: Пошли вы на (…). Вас всех надо строить, а то едете не работать, а непонятно чего».

Никакого трудового договора Анна так и не дождалась и получила только 600 евро — за месяц работы.

Подходит ли эта история под определение трудовой эксплуатации?

«Для нас в принципе подходит. Там были обман и эксплуатация. Плюс человек был заранее уязвим, работая без трудового договора, разрешения на работу, которое должен был сделать работодатель — хозяйка дома. Нам удалось выяснить, что посредник — эта Dalia — не агентство, а, вероятно, просто частное лицо. Непонятно даже, где действует — в Литве или Латвии, объявления выставляются до сих пор», — комментирует руководитель и член правления НКО Living for Tomorrow Сирле Блумберг, которая согласилась остановиться и на теме шире, подключив к разговору юриста организации Лилию Иванченко.

Каковы основные признаки такого рода рабства?

С.Б. Есть определенные индикаторы, которые выработаны Международной организацией труда и Еврокомиссией. Они четко формулируют, в чем заключается эксплуатация. Например, очень сильный показатель того, что человека используют, — слишком много рабочих дней или часов. Или — обман в части характера предлагаемой работы, конфискация документов.

Что надо обязательно иметь в виду, если собираешься на работу в другое государство?

Л.И. Объясню на примере Анны. Проведя переговоры с Dalia (к слову, это посредник, а не работодатель), надо было прежде всего заключить контракт об оказании посреднических услуг в трудоустройстве или поиске работы. В нем указывается, что за фирма или частное лицо оказывают посредническую услугу, их регистрационный номер. Это сразу же дает человеку возможность проверить, существует такой посредник на самом деле или нет, имеет ли право подыскивать работодателя. Если ни контракта, ни регистрационного номера у посредника нет, это уже повод бить тревогу. В контракте должно указываться и то, какому клиенту, какую работу, в какой сфере, примерно в каких странах и в течение какого срока будут искать.

С.Б. Я добавлю, почему контракты с посредником сплошь и рядом не подписываются. Потому, что таким людям, как Анна, не владеющим государственным языком, трудно найти работу в Эстонии. И если они станут требовать контракт, а потом трудовой договор, посредник скажет — бай-бай, у меня тут десять человек за дверью, которые пойдут на эту работу без контракта. Как правило, уязвимость потенциальных работников и в том, что они не знают языка страны, в которую собираются, а посредникам это известно. И еще они превосходные психологи, отлично умеют уговаривать, рисовать радужные перспективы. Так что пострадавших от таких посредников мы ни в коем случае не обвиняем. Им сложно противостоять подобным «умельцам».

Как же быть?

С.Б. Стоять, если можно так сказать, насмерть, требовать контракт. Рынок не изменится, если люди не будут сопротивляться незаконному положению вещей.

Но даже если человек не подписал контракт с посредником, трудовой договор с работодателем подписать должен обязательно — хотя бы с условием, что он нигде не будет зафиксирован. Будет только у самого работника и работодателя. Если что, эта бумага все равно получит юридическую силу. Кстати, Анна — в той категории работников, которые нуждаются также в трудовой визе и разрешении на работу. Однако оформить трудовую визу самостоятельно она не могла. Это опять-таки должна была сделать ее хозяйка, то есть работодатель. Ничего этого сделано не было, Анна трудилась нелегально.

Л.И. С другой стороны, если ожидается нелегальная работа, контракт с посредником все же лучше подписать. В противном случае вам, может, повезет, а, может, как Анне, не повезет. В нашей практике встречались случаи, когда людям, проработавшим более месяца, не выплачивали вообще ничего. И на обратный билет денег не давали. Поэтому, если человек работает в семье, советуем договариваться с хозяевами об оплате не за месяц, а за неделю. В случае чего, задолженность будет поменьше.

Рекомендуем также в любом случае фотографировать место работы, чтобы и сам работник присутствовал на снимке. Возможно, это станет важным доказательством. И никогда нельзя отдавать работодателю свою ID-карту, свой паспорт.

Чтобы пресечь деятельность, как кажется, недобросовестного посредника или работодателя, надо написать заявление в полицию. Это вправе сделать и человек, работающий нелегально. Если речь идет о посреднике из другой страны, то заявление можно подать в тамошние правоохранительные органы – через эстонскую полицию. Но все же лучше – прямо на месте, там, где человек попал в трудовое рабство. Мы полномочий расследовать и карать не имеем.

Стало ли случаев, подобных приключившемуся с Анной, в последнее время больше?

Л.И. Таких случаев у нас много. Но в последнее время действительно стало больше. Хотя, конечно, и за счет того, что люди активизировались, чаще приходят со своими жалобами и проблемами.

C.Б. И что мы часто замечаем, родные и близкие — это, оказывается, последние, кто помогает. Денег на дорогу домой у некоторых не допроситься.

А вашей организации удается оказывать попавшим в беду реальную помощь?

С.Б. Наверно, я бы уже здесь не работала, если бы не видела результатов. Мы ведь контактируем не только с клиентами, но и с семьями, полицией, Трудовой инспекцией, заграничными компетентными организациями. К примеру, в Финляндии очень сильное Управление охраны труда. В Северных странах к трудовой эксплуатации относятся чрезвычайно серьезно и сотрудничают с нами.

Мы буквально водим людей по инстанциям за ручку. Надо, разумеется, учитывать, что вопросы не всегда решаются быстро, особенно за рубежом.

Л.И. Обращения по теме трудовой эксплуатации, которыми мы занимаемся, делятся на те, где требуется работа по предотвращению нарушений, и те, где приходится разбираться с произошедшим.

Мы даем бесплатную правовую оценку контрактов и договоров. Анализируем, к примеру, договоры на посреднические услуги, трудовые договоры, договоры подряда, аренды рабочей силы в другую страну Евросоюза, когда человеку предлагают трудовой договор с эстонским работодателем, а он ни дня здесь не работает, а сразу отправляется в зарубежную командировку. Необходимо учитывать также гражданство — какое оно? Ведь с ним связан и правовой статус работника.

Проверяем, имеется обозначенный посредник или работодатель, учел ли потенциальный работник все необходимые условия контракта. Зачастую люди даже не понимают, кто именно их нанимает или нанял.

Если на работе за границей что-то случается (не выплатили зарплату, не трудоустроили, дали работу, которая не оговаривалась, пришлось трудиться внеурочно и т. п.), то после обращения клиента мы помогаем составлять заявление работодателю. Параллельно, тем более, когда работодатель не реагирует, готовим заявления в Трудовую инспекцию и Налогово-таможенный департамент, чтобы этого работодателя проверили. При надобности помогаем подготовить бумаги в комиссию по трудовым спорам. Если работодатель за границей, то мы, опять же бесплатно и только с согласия клиента, переводим все документы на английский язык и отправляем туда.

Телефон НКО Living for Tomorrow +372 660 7320. Обращаться можно анонимно.

Материал подготовила Маргарита Корнышева — советник Эстонского бюро депутата Европарламента Яны Тоом

Share