«Просто швед» Бу Краг за русский язык в Эстонии и за ограничение власти Брюсселя

Share

Банкир, финансист, один из «отцов» эстонской кроны Бу Краг несколько дней назад, в начале нашей беседы, отрекомендовался как «просто швед».  

В этот раз он приехал в Таллинн на празднование 100-летия Банка Эстонии.

Что скажете о нынешнем состоянии финансовой системы нашей страны?

Во-первых, Эстония входит в зону евро. Я считаю, что лучше было бы сохранить эстонскую крону, потому что каждое государство должно иметь свои деньги. Но что сделано, то сделано. Если кто-то думает, что в Европейском центральном банке Эстония имеет хоть какое-то влияние, то, конечно, нет. Там решают немцы, французы, итальянцы.

Во-вторых, что касается банков, то в последнее время было много скандалов, связанных с Danske Bank, Swedbank.

Кстати, в 2008 году вы говорили, что никому не надо волноваться за те эстонские банки, которые принадлежат сильным иностранным банкам. Однако упомянутые вами скандалы народ в Эстонии сильно встряхнули. Люди испугались.

Разве какой-то вкладчик потерял свои деньги? Эстония не имеет самостоятельной денежной политики, она исключена. Это означает, что Эстония не может сама, даже если захочет, финансировать большие дефициты. Ну, в любом случае крупные банки ее спасут. Как в 2008 году банковскую систему Эстонии, Латвии и Литвы спасли бедные шведские акционеры Swedbank, SEB и частично Nordea и Danske. Материнский Swedbank был вынужден дважды идти в Швеции на эмиссию новых акций.

А сейчас речь идет не о кредитных потерях, как тогда. Речь идет о штрафных санкциях – возможно, громадных. Прежде всего, со стороны США, которые считают, что имеют право судить любого. Хватает одного банковского платежа в американских долларах, чтобы американцы сочли,  что вправе вмешаться.

В этот раз в Эстонии, возможно, только чуть-чуть повысятся процентные ставки, комиссионные. Но свои деньги простые вкладчики, уверен, не потеряют.

А что все же с отмыванием денег?

30 лет назад, когда мой Svenska Handelsbanken AB занималcя платежами из Эстонии в Канаду и т.п., понятия «отмывание денег» не существовало. И если нас спрашивали, чем мы занимаемся, ответ был всегда, помню, «это наша поддержка борьбы за независимость Эстонии, Латвии и Литвы». Звучит намного лучше, чем отмывание денег, да?  Handelsbanken тогда был финансовой пуповиной для этих республик. Все остальные деньги исчезали то в Москве, то в Петербурге, в Центральном банке России или где-нибудь в обанкротившихся российских банках. То есть единственный путь, чтобы платить безопасно, шел напрямую через Балтийское море.

Три года назад на конференции предпринимателей Ида-Вирумаа  прозвучала ваша мысль: несмотря на спад объема эстонско-российской торговли, рано или поздно транзит станет возвращать свои позиции. Жизнь показала, что не торопится возвращать.

Частично это связано с тем, что торговые дела между Россией и Западом не столь хороши. Кроме того, Россия уже имеет свои порты — Усть-Лугу, Калининград.

Вас многое связывает с Россией…

В 71-м окончил в Стокгольме Высшую школу экономики. Потом призвали в армию – учиться русскому языку.

Так вы военный переводчик?

Да. Некоторые эстонцы считают русский язык плохим, морально недостойным. В Швеции, особенно в то время, это было совершенно наоборот. Конкурс в эти две роты был довольно большим. В одном подразделении  готовили переводчиков, которые должны были допрашивать советских военнопленных, в другом – тех, кому предстояло работать на прослушке советских войск в ГДР, Польше и СССР. Я  был во второй группе.

Потом занимался в Москве представительскими вопросами своего Svenska Handelsbanken. А по жизни – и девушками (смеется). Моя первая жена – русская. И с первого дня там я решил говорить только по-русски.

Какими вам видятся перспективы России в современном мире?

Россия производит впечатление великой державы. Больше она ничего не производит.

Что ж вы такой злой-то?

(Улыбается). Оk, я шучу немножко. Но на самом деле – вы когда-нибудь слышали про российское качество? Чем объясняется, что китайцы сейчас инвестируют в разных странах, распространяют свое производство по всему миру, а Россия этого не делает? Неужели она глупее Китая?

А, по-вашему, ее везде ждут с распростертыми объятиями?  

Ее оружие – точно. Все остальное — сомневаюсь.

Конечно, Россия страдает от санкций, которые она, по моему убеждению, правильно получила – из-за Украины. Но это только частично ранит Россию, потому что с ее стороны было две хитрости. Во-первых, она разрешила своим рублям «плавать». Во-вторых, многие россияне c огромными «серыми» деньгами в офшорах испугались западных санкций настолько, что решили вернуть свои капиталы домой, особенно когда объявили амнистию. Эти две хитрости и спасли ситуацию для российского баланса платежей.

Я считаю, что Россия стала намного более агрессивной, чем была при Ельцине. Это Запад понимает. Но Запад не понимает, что через пять-десять лет Китай будет намного более мощным государством, чем Россия.

Одобряете ли вы политику Эстонии в отношении России?

Да. Эстония старается быть аккуратненькой. То, что президент Кальюлайд съездила в Москву, это правильно. Несмотря на то, что взаимоотношения плохие, говорить друг с другом всегда надо. Даже Эйзенхауэр (Дуайт Дэвид Эйзенхауэр – 34-й президент США.- Авт.) говорил со Сталиным. И в 1945 году стоял с ним на трибуне Мавзолея. Об этом совсем забыли.

Еще в одной публикации, в конце 2014 года, вы посоветовали  руководителям Эстонии уделять больше внимания русскому языку и смелее брать на работу в госучреждения русскоязычных жителей страны. Почти пять лет прошло, ничего не изменилось, даже хуже стало. Что нашему государству делать с русскоязычным населением, чтобы и волки были сыты и овцы целы? 

Это не столь простой вопрос. Если бы рядом не было России, ситуация была бы лучше.

Я считаю, что русский язык в Эстонии должен иметь (хотя бы по регионам) официальный статус. И русская школа должна остаться. Если финны могут более-менее уважать своих шведоязычных, то и эстонцы могли бы так же относиться к своим русскоязычным. То, чего я боюсь в связи с вашим новым правительством: как бы у вас, действительно, не стало хуже.

Например?     

Бог знает! EKRE…

Как раз хочу спросить, что вы думаете по поводу нашей новой коалиции?

Я удивлен, что такая коалиция вообще могла состояться. В Швеции  общественность отнеслась к ней плохо.

Политическое поправение полным ходом идет в разных странах, разве не так?  

Согласен – те же Австрия, Венгрия, Польша. Но я говорю именно о  сочетании политических сил в правительстве. Не знаю, как русские на это смотрят…

Впереди выборы в Европарламент. Вы хорошо знакомы с Яной Тоом. Разделяете ее политические взгляды?

Как человека я ее уважаю. Очень интеллигентный человек, и с ней всегда очень интересно беседовать. И это необязательно, чтобы мы всегда разделяли позиции друг друга.

Вы еврооптимист или евроскептик?

Евроскептик. Я никогда не был фанатом Евросоюза, был абсолютно против введения евро в Швеции. И Швеция выглядит лучше, чем Финляндия, которая ввела евро. Правда, я все же считаю, что несколько вопросов необходимо обсуждать и решать на международном уровне, сообща. Например, климат, защита окружающей среды, интернет, транспорт. Но не дай бог, чтобы Брюссель получил так много власти, чтобы определять политику маленьких государств целиком. И боюсь, что на предстоящих выборах в Европарламент национал-радикалы выиграют и, может, процентов 20 мест там займут. Плюс Великобритания, наверно, уйдет. Это такой хаос! И здесь я должен признать, что люди, к сожалению,  не знают собственной истории, истории Второй мировой войны.

Интервью взяла Маргарита Корнышева, советник Эстонского бюро депутата Европарламента Яны Тоом

 

 

Share