Обзор эстонской прессы: плюс EKREизация всей страны?

Share

На этой неделе газеты обсуждали исторические даты, реформу второй ступени пенсионной системы и рейтинги партий в Таллинне, и о русских не забывали.

В Õhtuleht историк Аллан Эспенберг предлагает «отдать Трампу Ида-Вирумаа»: вдруг сойдет вместо Гренландии? «Можно было бы продать Печоры, если б они принадлежали Эстонии и не были оккупированы и аннексированы Россией. Но что русские взяли, то не отдадут… Почему бы не попытать счастья с Ида-Вирумаа?.. Этот участок Эстонии граничит с РФ и может заинтересовать американцев… Пусть они там обоснуются, а россияне от такого шага властей Эстонии пусть сойдут с ума… США разместили бы в Ида-Виру военную технику и ракеты, доведя россиян до белого каления… Так близко от любимого Ленинграда, святого города, выдержавшего длительную блокаду Гитлера, россияне мерзких капиталистов видеть не хотят. Лучше за границей пусть будут эстонцы, от них РФ никакого вреда».

Русским Эстонии приготовиться

Продав Ида-Вирумаа, мы, по мысли Эспенберга, обезопасили бы себя от любых российских атак. Что предприняли бы россияне, появись в Ида-Вирумаа военная база США? А как отреагировали бы жители Эстонии? Если бы ситуация в стране обострилась, «эстонской армии представилась бы возможность доказать, что она на что-то годится, на родине. Не надо ездить в Азию и Африку воевать за чужие народы». Жители Северо-Востока получат гражданство США, или съедут на заброшенные эстонцами хутора, или отправятся на нары как изменники родины, если будут протестовать. Кристофер Нолан сможет снимать в Ида-Вирумаа любые фильмы.

Шутит автор? Или он всерьез? Последняя фраза: «Можно заключить, что в отказе от Ида-Вирумаа больше плюсов, чем минусов», – видимо, все-таки всерьез.

Но лучше всех на неделе выступил журналист Неэме Рауд в Postimees. День восстановления независимости погрузил Рауда в думы о том, «трогает ли все это наших неэстонцев. Мигранты мигрантами – у нас ведь есть русские, и немало. И чувствуется, что часть их до сих пор не поняла, где они вообще живут. У меня есть знакомые эстонские русские, с которыми мы говорим по-эстонски об эстонских делах и эстонскости. Но меня гложет сомнение, не исключение ли они… из общей массы, которую когда-то спихнули в Эстонию «по квоте». Может, я ошибаюсь, не знаю».

Скажем, как-то раз Рауд осматривал танк у телебашни, «напоминающий о том, как могла быть перерезана артерия нашей независимости», и услышал, как русская девочка крикнула: «Мама, так они украли наш танк!» «Тихо!» – сказала мама, как понял Рауд, «не желая, чтобы то, что говорится у них дома, слышал кто-то еще». «Устами ребенка глаголет истина», – метко подмечает журналист. Был еще случай: друг Рауда, учитель истории в русской школе в Ласнамяэ, привел учеников на Ратушную площадь, а те возьми и спроси, мол, что это за церковь. «Эстония их не интересует… Они говорят, что все равно уедут в Россию, где наконец-то заживем как надо».

«Никто вас в Москве не ждет», – радостно сообщает всем русским автор. Русские надобны Москве только как «пятая колонна», а вообще они «статисты где-то на окраине имперской родины» и, разумеется, «реальная опасность нашей безопасности, вспомним хоть бронзовые ночи». Тут же поется осанна уничтожению местной русской школы. Ну да, после этого местные русские сразу полюбят Рауда и ему подобных по самое не могу.

Но мысль автора уже расскакалась: «Подождите, есть еще возможность… «Зачем нам ЕС?» – спросил мой знакомый. – В том числе для того, чтобы отправить туда всех здешних молодых русских, которые не желают ассимилироваться в эстонскую жизнь и в Россию, конечно, тоже не поедут!» Гениально, нет?» Да! Гениально! Так что, г-н Рауд, скоро нам, русским Эстонии, ждать депортации? А объявление типа «Всем жидам города Киева…» нам пришлют, я надеюсь, по электронной почте?

Что нам делать с упавшим рейтингом?

Между тем подоспели новые опросы общественного мнения, и выяснилось, что в столице самой популярной партией стала Партия реформ, оттеснив с пьедестала центристов. Правда, опрашивали только граждан. О негражданах у нас помнят слабо.

В Postimees политолог Тынис Саартс задается вопросом: «EKREизация – новая формула успеха Центристской партии?» Если коротко, ответ – нет: «Русский избиратель возвысил центристов, но он же может свести это возвышение на нет». Саартс уверен, что единственный для ЦП способ восстановить рейтинг – это вернуть доверие хотя бы части русских избирателей, иначе они вследствие коалиции с EKRE просто не пойдут на ближайшие выборы. Автор уверен, что реформисты готовы к компромиссам по «русским» вопросам и что коалиция с Партией реформ для русских более приемлема, особенно если обе партии совместными усилиями поведут борьбу с EKRE. Лучше всего, пишет Саартс, развалить нашу коалицию за полгода до местных выборов (осень 2021 года), иначе центристы рискуют утратить все. Редакция газеты добавляет: хорошо бы еще экономика не подкачала. Однако «финансовое здоровье ЕС не слишком крепко», а «когда чихают Финляндия и Швеция, Эстонии грозит воспаление легких».

Впрочем, у главреда Postimees Пеэтера Хельме – особое мнение: EKREизация не исключена. «Потеря русских голосов для Центристской партии – тревожный звонок. Вместе с тем последние выборы показывали, что внутренняя политика Эстонии – взлет EKRE и падение соцдемов – идет в ногу с Европой». А значит, возможна и EKREизация, но не той или другой партии, а всего общества – как в Италии, например.

«Таллинн горит, носорог жарится», – так отозвалась на таллиннские рейтинги партий Eesti Päevaleht. «Центристы, пора перестать прятать голову в песок, давно пришло время увидеть бревна в своих глазах и действовать. Если вы не верите даже своим избирателям, кому вы верите?.. Мораль этой истории для Центристской партии очевидна».

Индивиды, массы и истребители

День восстановления независимости почти совпал у нас с 80-летним юбилеем пакта Молотова – Риббентропа и 30-летним юбилеем Балтийской цепи. Иван Орав (герой писателя Андруса Кивиряхка) откликнулся на последний юбилей текстом «Эстонец как звено Балтийской цепи» (Eesti Päevaleht LP) со свойственным Кивиряхку ерничаньем: «Помню, как известный деятель Народного фронта внес предложение, что стоящие в цепи не обязательно должны держать соседа за руку: можно схватиться и за ягодицу. Данная, будем честны, весьма пошлая идея вызвала ожесточенные споры, и ее зарубили голосованием – 14 человек против 13…»

Это, понятно, шутка, а вот профессор Рейн Руутсоо не шутил, когда поведал на Delfi новые волнующие подробности о 23 августа 1989 года. Оказывается, власти СССР обсуждали, не разогнать ли Балтийскую цепь… истребителями. Нет, не в смысле «разбомбить», а в смысле «пройти над людьми на бреющем полете, чтобы те разбежались». Правда, это не «факты, а сведения». Страшно представить, что мы узнаем о советской власти еще через десять лет! И еще немного исторического ревизионизма: историк Кюлло Арьякас пишет в Postimees, что Балтийская цепь была меньше (не два миллиона человек, а около миллиона), зато длиннее.

Õhtuleht спрашивает, «были бы без Балтийской цепи теми, кто мы есть?» Вряд ли: «Свобода, которая из-за опыта советской оккупации может показаться невероятным достижением старшему поколению, для молодежи – нечто само собой разумеющееся… Если надо будет, сойдемся ли мы все вместе где-то, кроме Певческого праздника? Сойдемся, куда мы денемся!»

Не все относятся к Балтийской цепи с одинаковым восторгом. В том же Õhtuleht телеведущий Таави Либе замечает, что в эстоноязычном культурном пространстве чаще всего звучал вопрос «где ты был 30 лет назад?». У Либе в этом смысле всё в порядке, но что, если человек там не был? «Надо скрестить пальцы и молить небо, чтобы массовые акции больше были не нужны, – пишет автор. – В массе индивид теряет идентичность. Точнее, принимает мутную идентичность массы, которая достаточно анонимна, чтобы потерялось то, что делает человека человеком: эмпатия, чувство справедливости и милосердия… Спонтанным и свободным человек может быть, только когда ему дают жить себе спокойно. Без массовых акций».

Как обычно в 20-х числах августа, было сказано много громких слов, особенно политиками, особенно о том, сколь много мы достигли и какая твердая и прекрасная у нас демократия; успех EKRE в этой бочке меда – капля дегтя, но что уж. В конце концов, есть и другие актуальные вопросы! Так, Керсти Кальюлайд не преминула спросить в речи: «Станет ли моноязычная, эстоноязычная школа единственной и естественной для местных школьников?» – и, судя по всему, ответ «нет» президента не устраивает.

О не имеющих права голоса негражданах в эти славные дни никто не сказал ни слова.

Подготовил Николай Караев, советник Эстонского бюро евродепутата Яны Тоом

На иллюстрации: лозунг участников Балтийской цепи «Эстония – для эстоноземельцев». Источник: wikimedia.org

Share