Обзор эстонской прессы: в переулках Ласнамяэ бродит-шляется мигрант…

Share

На этой неделе эстонские СМИ обсуждали на все лады Певческий праздник и о русских не забывали.

Зажигательная речь министра культуры Тыниса Лукаса («Отечество») на празднике танца породила комментарии, доказывающие, что в наших СМИ возможны и иные настроения. Лукас призвал «остановит Ласнамяэ» – якобы в контексте строительства высоток вблизи Певческого поля, но этим никого не обманешь: патриотическая песня Ало Маттийзена 1988 года (точное название «Пойдем в горы») совсем о другом:

Гляньте, всё вокруг чужое –

Не узнать родной уклад!

В переулках ветер воет,

Бродит-шляется мигрант!

Гляньте вы в глаза пустые:

Он не видит, он не знает…

Заорем на всю долину

Что есть мочи:

«Остановите Ласнамяэ!»

Как последний лесной брат Певческий праздник украл

«В конце прошлой недели в Эстонии видели последнего лесного брата, – сообщает писатель Урмас Вади на ERR. – Он восстал среди болот и лесов и двинул на Певческий праздник. У последнего лесного брата был четкий план – освободить Эстонию от ига СССР. Он всё продумал… Он принял вид Тыниса Лукаса и произнес речь. Лукасом этот мужчина быть не мог, я лично с ним общался, это приятный, разумный, веселый человек, он бы такого не сделал… Лукас знает, сколько людей пришло на праздник из Ласнамяэ – и нехорошо говорить им, что их надо остановить».

«Ты принизил Ласнамяэ, навредил Певческому празднику и всей Эстонии, – обратился к Лукасу на Delfi советник Таллиннской горуправы Прийт Симсон. – Надо быть совсем не в себе, чтобы встать под Певческой аркой, откуда на тебя смотрят 11 хоров и оркестров из Ласнамяэ, дети и подростки, и сказать: «Остановите Ласнамяэ!» Странно было смотреть, как прочая Эстония оставила Ласнамяэ в одиночестве. Сначала была тишина. Журналисты… будто не услышали то, что явно задело многих участников праздника. Только ERR вынес слова министра в заголовок. Назавтра СМИ принялись лихорадочно писать о технических аспектах застройки… Но кто пойдет на мероприятие, на котором тебя оскорбляют с трибуны?»

Колумнист Ахто Лобьякас в Postimees говорит, что если бы он был на Певческом поле, ему было бы стыдно перед неэстонцами. «Чтоб рассказать всё честно, – начинает он на манер Агу Сихвки, – о Певческих праздниках я помню только хорошее… Сегодня меня терзают известные сомнения. Этническое профилирование массовых мероприятий никогда не было хорошей идеей. И это исключительно плохая идея в стране, которая страдает от национальной сегрегации; в которой потихоньку возникает кастовое общество (когда вы в последний раз видели эстонцев на стройплощадке или за кассой в «Максиме»?); в которой мужчина-неэстонец зарабатывает в среднем меньше женщины-эстонки; и в которой через 30 лет после восстановления независимости постоянные жители, платящие налоги, так и не получили права избирать и избираться в парламент… У русских в Эстонии официально есть две возможности – вымереть или стать эстонцами».

Поэтому Лобьякас рад тому, что не пошел на праздник, на котором президент приветствует «эстонцев», а министр призывает «остановить Ласнамяэ». «Почему у нас игра на этнической напряженности превратилась в стратегию мейнстримного национализма Эстонской Республики – этого я понять не могу… От речей политиков легко может остаться впечатление, будто мы – по-прежнему часть России, будто доля русскоязычных у нас не около четверти, а приближается к половине. Отсюда – удручающая мысль… Вдруг менталитет резервации будет только крепнуть по мере того, как мы будем приближаться к этнически чистой на сто процентов Эстонии?»

Жизнь в ментальном поле остановившегося времени

Мерилин Пярли предложила на ERR в принципе отнять у политиков возможно «красть праздник», чтобы никакой Лукас не смог в следующий раз «бросить спичку в бензобак» и пробудить в эмоционально разгоряченной толпе дурные чувства. Была еще пара мнений на эту тему, но многих слова Лукаса ничуть не смутили, так же, как перлы президентской речи: «Да, в лик праздников оккупационного времени вплетались шрамами чужие песни… Пусть же бурлит с нами вместе и сегодня то самое прошлое, и настоящее, и, конечно же, будущее!» Праздник назывался «Minu arm», что может означать и «Моя любовь», и «Мой шрам», на чем и строится игра слов Керсти Кальюлайд.

Оставляя все это как бы за скобками, почти все комментаторы упирали на то, что Певческий праздник – это все-таки праздник единства, традиция, которая структурирует жизнь, дает ощутить себя частью общности, обусловливает поведение (слова психолога Кятлин Констабель в Tartu Postimees). Доходило до поэзии и фантастики. Эксперт по культурной политике Эгге Кульбок-Латтик на ERR пишет, что «более ста тысяч человек волнами терапевтически обласкивали друг друга, лечили душевные раны друг друга общей энергией, на это было духоподъемно смотреть, это было сладко чувствовать».

Мессиджи участников праздника Кульбок-Латтик ясны: «Желание быть вместе, любовь к своей земле и своему народу, огромное желание испытать общность, ощутить сопричастность… Люди пришли, чтобы облегчить душу, воздать должное нашему языку и нашей культуре… Все те сто тысяч участников… образовывали, как клеточки, одно большое ментальное общее поле, которое несет в себе эстонскую национальную культуру и идентичность. Это национальное чувство не было воинствующим, никому себя не противопоставляло, оно было нежным и открытым, в нем было знание того, что нам нужен каждый – из Алатскиви ли, Ласнамяэ ли, Балтимора ли».

По мысли редакции Postimees, Певческий праздник – это «гарант безопасности Эстонии». И тут без фантастики не обошлось: «В каком-то смысле речь об остановившемся времени, в котором нет ни прошлого, ни будущего, есть лишь одна большая и общая песня – и чувства, которые она рождает». Праздник облагораживает душу и вдобавок показывает загранице, что мы – «позитивная, для многих по-своему экзотическая и интересная страна», благодаря чему у нас во всем мире появляются «друзья, сторонники, союзники, инвесторы».

На этом фоне реформистка Кейт Пентус-Роозиманнус продолжала рассуждать (на ERR) о том, кто у нас свой: «Свой – тот, у кого в Эстонии корни и чье сердце ей принадлежит». Вот почему надо изменить Закон о гражданстве, чтобы «тот, кто родился в Эстонии правопреемным гражданином, не ощущал, что страна требует от него отказаться от гражданства». Ну то есть – надо разрешить двойное гражданство, но только для правопреемных граждан. Если вы натурализованный, неважно, где там у вас корни и сердце. Доброта националистов безгранична – в пределах разумного.

Подготовил Николай Караев, советник Эстонского бюро евродепутата Яны Тоом

Share