Обзор эстонских СМИ: о мышах и людях

Share

На этой неделе эстонские СМИ обсуждали борьбу Тыниса Лукаса с теми, кто не обслуживает клиентов по-эстонски, и намерение Марта Хельме создать подразделение внутренней обороны, но и о русских не забывали.

Колумнист Иван Макаров написал на портал Postimees мнение о протестах в России, но и без нас не обошлось. Макарову не понравился прошлый «политизированный» выпуск обзора прессы, в котором обозревался текст Андрея Кузичкина. Тот счел, что Яна Тоом и Михаил Кылварт раскалывают общество, «рупор евродепутата» ответил: «Будто оно и так не расколото идеей национального государства, Законом о языке, Законом о гражданстве, известным пассажем из преамбулы Конституции и националистической риторикой, которая считается в СМИ нормой с конца 1980-х».

«Какой ужас», – сказал Альфред Хичкок

Иван Макаров в ужасе: «То есть рупору евродепутата не подходит ни эстонское государство, ни Конституция, не говоря о Законе о гражданстве, по которому она сама получала гражданство. Не подходит Закон о языке, хотя благодаря знанию языка она сделала политическую карьеру. Разве можно вообразить, что официально представляющий Россию за кордоном политик станет хулить курс Кремля и Конституцию РФ? И протестующие в Москве тоже вышли на улицу не против законов, а против нарушения законов…»

Побудем на минуту «рупором евродепутата». Во-первых, Яна Тоом представляет не страну, а своего избирателя. Во-вторых, теперь что, против законов нельзя выступать в принципе? А если закон гарантирует дискриминацию? И в-третьих: да, политики в Эстонии свободнее политиков в России – это что, плохо? Мы вроде боремся за то, чтобы не быть как Россия, и Макаров в первых рядах. Иван, где логика?

Но автор любит передергивать: он не краснея пишет, что «Яна Тоом оправдывает жестокое обращение с московскими протестующими», что «если бы столько русскоязычных людей в Эстонии, которые всю информацию и все убеждения получают с российских федеральных каналов, Яну Тоом здесь никуда не избрали бы», что «как волк не может не есть мяса, так и Тоом и Кылвар не могут выбиться из грязи в князи в нерасколотом обществе». Как сказали бы римляне, умному цитат достаточно.

Разжигание межнациональной нелюбви

На том же портале политбеженец Андрей Кузичкин одарил эстонского читателя колонкой «Когда Ласнамяэ заговорит по-украински?» Автор предлагает ласнамяэсцам «бояться украинцев не потому, что те заберут их рабочие места, а потому, что украинцы займут нишу русских в политической жизни Эстонии». Моня знает, Моня пожил! Правда, основания для вывода не очень понятны: Кузичкин сам пишет, что «в Эстонии сейчас 328 тысяч русских и 23 тысячи украинцев». К концу мнения число иммигрантов с Украины вырастает до 30 тысяч, с которыми и сравниваются 100 тысяч русских Ласнамяэ. Ну правда, зачем нам логика. Главное, что поразжигали на славу.

Не зная о грустной судьбе русских в политике Эстонии, бывшая центристка Ольга Иванова в Eesti Päevaleht советует Кае Каллас взять себе русских избирателей, которых «предал высший эшелон Центристской партии». Иванова, в отличие от Макарова, считает, что слухи о зависимости русских от российских СМИ – ложь. Реформистам даются три рекомендации: относиться к русскоговорящим соотечественникам уважительно; не использовать «русскую карту», если она не прибавит партии поддержки; не проспать возможность предложить обществу новые идеи и новых людей, «новых Коробейников».

На портале Delfi историк Лаури Вахтре публикует фельетон «Праздник у мышей, или Как грызуны интегрировали общество Эстонии». Некий деревенщина Ааду по прозвищу Гриб слетал на самодельной машине времени на Певческий праздник 2069 года и вернулся совершенно ошеломленный. «Эстония, ЕС и вся планета изменились до неузнаваемости. ЕС запретил все сильные мышиные яды…» – в общем, Европу, а затем и весь мир охватила эпидемия толерантности к мышам. Грызунов принимали как родных, «ненависть к чужакам заменили гостеприимство и терпимость… им дали право свободно селиться в Эстонии, на мышиное пособие и жилище, на то, чтобы позвать с собой всех своих родственников». Котов, охотящихся на мышей, объявили ксенофобами и нацистами. «Все госчиновники должны были за два месяца выучить мышиный язык…» – ну и так далее.

Понятно, что это аллегория о мигрантах; представлять их в образе животных – старая, но от того не менеее омерзительная ксенофобская забава. С чем автора и можно поздравить. Интересна другая мысль, которую часто повторяют и в СМИ: новые мигранты, те же украинцы, каким-то образом объединят эстонцев и русских. Те и другие сплотятся или против них, или, как у Вахтре, за них – и в Эстонии настанет благорастворение воздухов.

Как нам обезопасить наше меньшинство

Не уходит из СМИ и тема русской школы. Редактор отдела мнений Õhtuleht Лаур Уудам критикует Юри Ратаса: премьер-министр встретился с детьми из Ласнамяэ, и те сказали, что для обучения эстонскому нужны лучшие возможности. «На месте Ратаса я бы не радовался: из уст молодых мы слышим уничтожающую оценку государственной системе обучения языку… Способна ли министр образования Майлис Репс объяснить, почему после 12 лет обучения эстонскому в русских школах в армию то и дело идут русские призывники, которые не говорят по-эстонски?» Редакций той же газеты задается вопросом, откуда взять деньги на новых учителей эстонского – и, главное, откуда взять столько новых учителей? Ведь на их подготовку уйдут годы.

Соцдем Катри Райк пишет в Eesti Päevaleht о русской школе, судьба которой, по мнению Райк, печальна: «Русскоязычная школа вымрет так или иначе». Автор отмечает: утверждение «эстонцы и русские ходят в разные школы» – полуложь: «Каждый третий русскоязычный ребенок учится в эстонской школе или в классе глубокого погружения». При этом «мы в Эстонии не готовы искать и найти разумный компромисс, как развивать общую школу Эстонии», потому что политики-де думают только о своем избирателей – в Ласнамяэ, Выру, Нарве или Вильянди. Но «любой думающий человек понимает: русская школа со временем вымрет сама» – мы уже 20 лет не готовим учителей-предметников для русских школ, так что у почти трети учителей в Ида-Вирумаа родной язык – эстонский.

«Перестройка школьной системы – весьма непопулярный шаг и в чисто эстоноязычных регионах, – отмечает Райк. – Куда мы денем 300 воспитателей детсадов Ида-Виру, не владеющих эстонским даже на среднем уровне? На деле им вообще нельзя будет работать». Хорошо, но что делать? С одной стороны, «нет ни времени для экспериментов, ни оправдания им», с другой, «большинству хорошо живется только тогда, когда меньшинство ощущает себя в безопасности». Тут все в тупике.

Подготовил Николай Караев, советник Эстонского бюро евродепутата Яны Тоом

Share