Обзор СМИ: как недорубленный хвост мешает нам любить родину

Share

На этой неделе эстонские СМИ обсуждали пенсионную реформу, ужасались китайскому влиянию и провожали в прошлое реформистский законопроект о переводе русских школ на эстонский – и о русских тоже не забывали.

При этом на фоне острой нехватки учителей эстонского языка мы наблюдаем, простите за каламбур, потрясающую хватку учителей любви к родине. Так, колумнист Андрей Кузичкин в Postimees завершает текст о переводе школ на эстонский ударно: «Чтобы Ласнамяэ и Нарва заговорили по-эстонски, не надо обманывать людей – надо научить их любить Эстонию. И эстонский язык». Выросший в СССР Кузичкин, конечно , знает, что слова «мы тебя научим родину любить» в серьезном контексте восприниматься не могут – как заметил Жванецкий, было время, когда они означали, что тебе сейчас дадут по роже.

Кузичкин смог – сможешь и ты!

Главным образом автор призывает Яну Тоом и Михаила Кылварта «не препятствовать эстоноязычному образованию русских». Он обрушивается на Тоом за то, что она констатировала: после аудита Госконтроля ей будет проще убедить коллег в Европарламенте, что перевод школ на эстонский невозможен, если уж мы не можем научить эстонскому взрослых, включая учителей. По Кузичкину, это лицемерие: «Разве не эта самая женщина годами пыталась убедить всех, что требовать от нарвских таксистов знания эстонского на В1 глупо?» А где тут противоречие? Языковая инспекция как действовала, так и действует, призывы отстать от таксистов и вообще от русских на уровне страны ничего не изменили. Хотя и без Госконтроля ясно, что моноязычная Эстония – это утопия. Утопия для эстонцев и антиутопия для всех остальных.

То же с Кылвартом: его слова «эстонский можно учить на уроках эстонского» и «проблема в отсутствии системного подхода и долгосрочных планов» никак не противоречат его же позиции «переводить русские школы на эстонский не надо». Кузичкин утверждает обратное – и на ходу жонглирует понятиями: оказывается, «системный подход» и есть тотальный перевод школ на эстонский. Иных альтернатив нет – только, перефразируя «Собачье сердце», «взять всё и перевести». Болит палец на ноге? Неси топор!..

Комментируя выводы Госконтроля, Кузичкин пишет: «Сегодня в Эстонии 160 тысяч взрослых не владеют эстонским языком. Кто виноват? Я считаю, что виноваты и те, кто за 29 лет независимости ни разу не потрудился сесть за стол и открыть учебник эстонского, и те, кто не заставил первых это делать. Мне, например, хватило двух лет, чтобы с нуля достичь уровня В1…» Отлично – но ведь не все столь талантливы! Люди, бывает, вкалывают за гроши и устают как собаки, им не до уроков эстонского, а уж неспособных к языкам в любой нации полно, особенно когда нет языковой среды. Как из личных успехов колумниста следует, что «возможностей для взрослых учить язык достаточно, и возраст не проблема»? Да никак. Просто не всем дано быть Кузичкиными.

Прекрасно и другое обвинение: «дорогой Яне Тоом и не менее дорогому Михаилу Кылварту… выгодно раскалывать общество на русских и эстонцев». Будто оно и так не расколото идеей национального государства, Законом о языке, Законом о гражданстве, известным пассажем из преамбулы Конституции и националистической риторикой, которая считается в СМИ нормой с конца 1980-х. Но, наверное, все это надо учиться любить – в качестве, так сказать, родины?

Ассимиляторы, фарисеи и хвосторубы

«Тот, кто поддерживает эстоноязычную школу, – фарисей», – сообщает редакция Eesti Päevaleht. Для газеты вопрос уничтожения русской школы – это вопрос о будущем Эстонии, и, с горечью пишет она, голосование показало, что «парламентские партии это будущее не заботит». Тут же приводится классификация партий по их отношению к эстонизации образования (автор – профессор Райво Ветик): ассимиляторы хотят полного перехода на эстонский (реформисты, «Отечество», EKRE, даже соцдемы – «ассимиляторы в квадрате»); интеграторы желают, чтобы шаги делали и эстонцы, и русские («Эстония 200»); сегрегаторы сохраняют раздельное обучение (центристы).

Ассимиляторов в парламенте больше, но «возобладала без каких-либо уступок позиция Центристской партии», а более националистически настроенные партии «относятся к эстоноязычному образованию как к мелочи; когда Михаил Кылварт и его сторонники говорят «нет», даже идеалы «отечественников» тают, как весенний снег», грустно констатирует газета.

«Уже 30 лет мы развиваем, улучшаем и усиливаем обучение государственному языку», – пишет редакция Õhtuleht с интонацией «а воз и ныне там». Борьба за и против законопроекта, полагает газета, – это «борьба за внимание своего избирателя», и те же реформисты лицемерят, потому что «все то же самое они могли бы реализовать за долгие годы, пока были у власти». Точно так же и коалиция, говоря о программе до 2035 года, «кладет проблему под сукно – что много говорит о националистичности и отечественности EKRE и «Отечества»».

Прочие аргументы газеты стандартны: «Эстония, в отличие от полностью перешедшей на государственноязычное образование Латвии, решила рубить хвост по кусочку, и система 60/40 – это две трети хвоста. В результате не все школьные учителя владеют эстонским так, чтобы передавать эти знания дальше. Что дает повод говорить о якобы существующем для русскоязычных стеклянном потолке». И если благодаря новым иммигрантам русских школ станет больше, откуда мы возьмем русских учителей? Ответ ужасает: «Из русскоязычных стран с тамошним менталитетом и тамошними же учебниками». Ну то есть – лучше отрубить у русской общины-псины хвост сразу. Чтоб не мучилась. Вот откуда у этих людей такая страсть к рубке чужих хвостов?

Безграничная мультикультурность в пределах разумного

Напоследок – длинное мнение Ауне Валк, проректора по учебе Тартуского университета, которая предстает на ERR Мартином Лютером Кингом (она прямо упоминает это имя): «У меня есть мечта, мечта об эстонской школе, в которой все учатся вместе».

Только, вот беда, Мартин Лютер Кинг мечтал об Америке, в которой слова «все люди созданы равными» – не блеф. Ну а Валк грезит о «мультикультурной школе», цель которой – «чтобы русскоязычная молодежь оставалась в Эстонии и применяла свои таланты на благо Эстонии, была здесь счастлива и чувствовала себя как дома». Чувствуете, как практично?.. И еще чтобы все «разделяли одни и те же ценности». Опять двадцать пять: «Русских детей обучают в русскоязычных школах, их учителя в плане идентичности, образования, ежедневного круга общения отличаются от эстонских учителей, поэтому мы воспитываем две разных общины». Нет чтобы все были одинаковые, с одинаковой идентичностью, одинаковым образованием и, главное, одинаковым кругом общения. Тогда Эстония была бы сущий рай!

А потом эти зачем-то отличающиеся дети вырастают, и уезжают из Эстонии, и не работают на нее, не применяют здесь свои таланты. (Эстонские тоже уезжают, но об этом Валк не пишет – зачем портить красивую концепцию?) Чтобы что-то изменить, надо «поменять идентичность», чтобы она стала «позитивной и эстонско-русской, эстонско-украинской и т.д.»

Впрочем, эстонцам надо поменять идентичность тоже, чтобы она стала «более открытой и менее сосредоточенной на этнической эстонскости», а для этого надо, чтобы все учились в одной школе – мультикультурной. Но только чтобы эстонских детей там было «не меньше 50% и не больше 80%». Мультикультурность должна быть дозированной, а то мало ли; как говорил Генри Форд, «цвет автомобиля может быть любым, главное, чтобы машина была черной».

То же самое с языком обучения: мультикультурность мультикультурностью, а учиться все должны на… вы угадали. На эстонском. (Пятиминутка реализма: «С Ида-Вирумаа сложнее, там эта школа может существовать только с языковым погружением»). То есть мечта Ауне Валк сводится к тому же уничтожению русской школы. Вот какие у нас Мартины Лютеры Кинги. Доморощенные. Зато свои.

Подготовил Николай Караев, советник Эстонского бюро евродепутата Яны Тоом

Фото: Защитник прав меньшинства Мартин Лютер Кинг наверняка сильно удивился бы, узнав, его именем в Эстонии оправдывают… дискриминацию меньшинства.

Share