Обзор прессы: Эстония рвет когти русскому медведю

Share

На неделе эстонские СМИ обсуждали штатского Трампа, полковника Путина, полковника Юхтеги – и о русских не забывали.

В Postimees писатель Михкель Мутть рассуждает о том, что Ида-Вирумаа – это не ключ к нашей обороне: «Эти люди живут полуроссийской жизнью, на них влияет российская пропаганда. Да и нужна ли там пропаганда! Они смотрят на недавнюю историю и сегодняшний день совсем не так, как мы. Люди меняются медленно, кровь не водица…»

И далее: «Местное население не станет воевать в составе сил обороны Эстонии с русскоязычными из-за границы, сколько ни инвестируй в местный быт. Я не хочу сказать, что большинство стало бы вместе с гипотетическими агрессорами активно убивать эстонцев. Нет, они бы поглядывали со стороны, временами кивали, временами порицали. Люди повежливее отвернулись бы и «стали жить дальше»… Да и важна ли, скажем, нарвская пятая колонна, когда даже один наш евродепутат выступает с заявлениями, радикальнее которых мало что может быть?»

Дальше писатель переходит к эстонцам, которые, по его мысли, тоже за родину умирать не побегут, и к пятой статье договора НАТО, в которую мы должны верить – или хотя бы делать вид, что верим. Пятая статья и пятая колонна: кто кого?..

Иван Макаров как зеркало эстонского национализма

В предвыборной атаке на русскую школу в ход идет тяжелая артиллерия: на страницах Postimees на «ненормальное положение, когда в интересах известных политиков русским не дают выучить язык» обрушился лично Иван Макаров, известный своей вербальной брутальностью. Заодно попадает и местным русским СМИ: там «много провокаций, подстрекательства и подливания масла в огонь». Макарова в свое время поразила некая русская статья, в которой по поводу эстонизации школ цитировался Александр Невский: «Кто к нам с мечом придет…» Макаров привел эту цитату эстонскому товарищу, и тот испытал шок и ужас. Ужас и шок!

К вопросу о провокациях и подстрекательстве: Макаров тут же подменяет понятия, утверждая, что эта фраза – о том, что «эстонский язык для живущих в Эстонии русских – чуждое и враждебное явление» (не язык, а ассимиляция). Еще он пишет, что политики «используют эстонский язык как выбитое из рук врага оружие – остальных русскоязычных они оставляют безоружными, то есть безъязыкими, чтобы им можно было переводить и толковать то, что происходит в Эстонии, и бесконечно представлять их политически, ведь сами они на это не способны». Далее в нашей программе – нападки на Яну Тоом и Маргариту Корнышеву, а также история про ласнамяэскую эстонскую девочку: семья отдала ее в платный спортклуб, тренер владел эстонским, но с детьми говорил по-русски. «Я вам исправно плачу, почему вы не говорите с моей дочерью на эстонском?» – спросила мама тренера. Дело в принципе, сказал тот, дети русские, для вашей дочери я делать исключение не буду…

Вот смотрите, Иван: если завтра все детсады и школы перевести на эстонский, в роли этой девочки окажутся тысячи детей по всей стране. Но вас ведь не дети волнуют, верно? Иначе вы бы не хотели той же судьбы для русских детей. Эстонский учить надо, кто бы спорил. Но между обучением языку и эстонизацией образования – пропасть.

Кстати, Макаров не хочет, чтобы русские и эстонцы учились вместе: «Если в группе детей есть хоть один маленький русский, вскоре все эстонцы будут говорить по-русски… Итогом может стать быстрая интеграция эстонской молодежи в русский язык и русскую культуру, вскоре мы услышим эстонский с русским акцентом и, хуже всего, русскую попсу в эстонских плейерах». Что делать? Автор, подлив масла в огонь, разводит руками: это как с Бронзовым солдатом, чей перенос был «неизбежным, но поспешным». То есть, видимо, надо закрыть русские школы и детсады, но не пускать русских в школы для «настоящих эстонцев»?

А еще автор породил потрясающую максиму: «Шовинизм малого народа достоин сожаления, шовинизм большого народа безграничен и смертельно опасен для малого». Переведу: эстонцам – можно. Эстонским русским – нельзя.

Беспорочный путь ассимиляции

Эстонизацию русской школы обсуждает в Postimees много кто еще. Депутат Прийт Сибуль («Отечество») сообщает о новом предложении партии: давайте все договоримся о том, что какая бы коалиция ни была на Тоомпеа, русские школы закрыли бы так или иначе – то есть «у эстоноязычного образования была бы поддержка всех партий». Котелок у «Отечества» варит: если взять центристов за пуговицу и заставить расписаться в том, что русские школы закроют, отмыться потом будет сложно. И как с этим справится наш герой?..

Директор Нарвского колледжа Тартуского университета Кристина Каллас пропагандирует борьбу с «порочным кругом сегрегации»: «Мы создаем для меньшинства среду общения со своими, может казаться, что ничего плохого тут нет, в результате меньшинство ощущает себя собой, но, к сожалению, всё это не способствует интеграции с большинством». Что такое «интеграция»? Почему базовое обучение на родном языке – «сегрегация»? Отчего всё это говорится в СМИ перед выборами?..

Каллас не настаивает на том, что школы должны быть эстоноязычными от и до: предполагается, что «второй или третий язык преподавания выбирает местная община в сотрудничестве с властями» (как это будет на практике?). Но «преимущественно учеба идет на эстонском». И далее: «Чем не является единая школа Эстонии? Это не школа, в которой эстонцев заставляют учиться на русском». Упаси господи: это школа, в которой русских заставляют учиться на эстонском. На таком фоне обещание «это не школа, где русские дети должны ассимилироваться» выглядит, мягко говоря, сомнительным.

Об успешном примере интеграции рассказывает в Postimees Трийну Дрессель, учительница из Лохусуу. В тамошней школе учатся и эстонцы, и русские, общаются между собой, из школы выходят двуязычными… Читатель ждет уж слов «эстоноязычное образование» – не но дождется. Вдруг выясняется, что, да, в местном детсаду с детьми говорят в основном на эстонском, но воспитатели знают и русский, а в школе «родители решают, будет их ребенок учиться в эстонской или русской части; преподавание идет главным образом на родном языке». На переменах дети общаются по-эстонски – и слава богу. Вот это, да, интеграция.

Подчеркнем: школа – двуязычная. Никто никого ни к чему не принуждает. Но нам ведь и дальше будут петь веселые песни о том, как хорошо будет русским учиться на эстонском.

Гомер, Мильтон и полковник Юхтеги

Итоги саммита НАТО поводов к оптимизму нам не дали: Ахто Лобьякас в Postimees решил, что «президент США точно хочет развалить альянс», а то и «закрыть базы в Германии, вывести войска из Восточной Европы, отказаться от учений у границ с РФ». «НАТО был для нас вопросом веры, – говорит колумнист. – В новом мире без этой веры наш выбор прост: куда большая и более гибкая ставка на дипломатию и лечение внутренних ран – или сплочение рядов в духе полковника Юхтеги и брошенная Москве перчатка».

Полковника – напомним, он сказал в интервью газете Policito, что россияне Таллинн возьмут, но в нем и полягут, – на неделе вспоминали часто. Сам он ничего не комментировал – был в командировке на Украине. Комментировали за него. Õhtuleht счел, что «затыкать рот военным нельзя», и неверно думать, «будто, когда Господь раздавал разум, военные были на учениях», и слова Юхтеги надо воспринимать в широком контексте»… но «нельзя недооценивать и то, что, как указывает Яна Тоом, в нашем многоязычном и пестропаспортном обществе часть соотечественников такая риторика тревожит».

Газета считает, что цель интервью с Юхтеги – послать мессидж США: Эстония готова принять бой! Между тем до Eesti Ekspress дошли сведения о том, что автор злополучного интервью с Юхтеги, некая Молли Мак-Кью, – не журналистка, а «глобальная лоббистка, специализирующаяся на влиянии на деятельность стран, у которых конфликт с Россией», и что Юхтеги вообще не понимал, что у него берут интервью; он считал, что они с Мак-Кью просто говорят по душам, как два человека, интересующихся армией.

Что не помешало сотруднику ЕЕ Микку Салу сочинить мощный текст о «Юхтеги, главе секретнейшего подразделения армии, суровом человеке, готовом к насилию». Начинается текст с панегирика: «Если лозунгом Юлия Цезаря были слова «Пришел, увидел, победил», а лозунгом Черчилля – «Я никогда не сдамся!», то лозунг полковника Юхтеги – «Они умрут в Таллинне»». Цезарь, Черчилль и Юхтеги! Практически Гомер, Мильтон и Паниковский…

Словесный портрет полковника дополняется дружеским шаржем: Юхтеги, расплывшись в улыбке, вырывает когти из явно медвежьей лапы. С кровью. Несколько вырванных когтей уже валяется на земле. Лапа вся в кровище… Осталось найти и уломать (или заломать) медведя.

Думали, будет хуже, а получилось как всегда

Кстати о медведях: пока Запад рвет и мечет – Трамп предал Америку, прогнулся, встал перед Путиным на колени, – эстонские СМИ спокойны. Это накануне мы паниковали по-всякому, в том числе в юмористической форме. Eesti Ekspress составил викторину с вопросами типа «Что первым делом покажет Путин Трампу?». Варианты ответа: личную коллекцию порнухи с Трампом в главной роли; новым компромат на Хиллари Клинтон; большой орден, которым Трамп получит за дружбу с Россией; заверение в том, что РФ не вмешивалась в выборы в США, с подписью Путина; черновик пакта о ненападении между РФ и США…

Однако пакта о ненападении никто заключать не стал (или нам о нем не сказали), поэтому Eesti Päevaleht вышел во вторник с шапкой «Хорошая новость о встрече Трампа и Путина: плохих новостей нет». Правда, назавтра редакция опомнилась и написала, что «Трамп зовет Европу к оружию» (жаль, не к топору). ЕС для Трампа – «враг», Путин – «конкурент» в хорошем смысле слова. «Особенно неприятно это слышать маленьким странам, которые пришли к молчаливому пониманию: по максимуму помогая США в военных миссиях, они получат взамен оборонный зонтик». Доверять с США более нельзя, значит, Европе надо сплотиться. И вообще, скажите спасибо, «что мы сейчас замену всего одному союзнику».

Õhtuleht не сомневается: Путин победил, уже прилетев в Хельсинки, достаточно было готовности Трампа с ним встретиться. И опять же: «У нас есть причина по крайней мере вздохнуть спокойнее – всегда могло быть хуже». Postimees спрашивает: «Кто боится Путина и Трампа?» Они же безвредны: с точки зрения Америки Россия – слабый противник, в стратегической перспективе она станет еще слабее, помочь друг другу Путин и Трамп не могут… Главной интригой, считает редакция, было то, на сколько опоздает Путин и побьет ли свой рекорд (Меркель ждала его 3 часа 15 минут).

Впрочем, журналиста этой газеты Неэме Рауда беспокоит то, что Трамп смотрит на Путина снизу вверх и никогда его не критикует. Вдруг у ВВП есть «материал сексуального содержания», которым он может шантажировать Трампа? Да-да, мы всё о коллекции порнухи. Ходили же слухи, вспоминает Рауд, что Трамп в московской гостинице просил двух русских проституток помочиться на кровать, где когда-то спали его враги, Обамы. Сам Трамп отрицал, что ночевал в России, но недавно вспомнил, что все-таки ночевал. А вдруг? О, эстонские СМИ…

Есть и анализ посерьезнее (доцент ТТУ Хольгер Мёльдер уверен: Путин и Трамп могут стать союзниками), но это не главное. Главное – вот оно: депутат от «Отечества» Март Нутть не видит во встрече лидеров США и РФ опасности для стран Балтии. «Эстонцы могут чувствовать себя в безопасности… Прибалтика для американцев – самый близкий союзник в Европе». Уф-ф. Пронесло. Родина может спать спокойно…

Николай Караев, советник Эстонского бюро депутата Европарламента Яны Тоом

Share