Обзор прессы. Традиционное эстонское фэнтези

Share

На неделе эстонские СМИ интересовались детскими садами, алкоголем, русофобами и Сависааром, но и о местных русских не забывали.

В Postimees политбеженец из России Андрей Кузичкин жалуется: даже в Эстонии российские инакомыслящие» не чувствуют себя в безопасности. И виноваты в этом… русскоязычные СМИ. И вообще те, кто подвергает Кузичкина «непрерывной травле». Автор убеждает эстонских читателей: «Одно то, что я не люблю Путина, – преступление в глазах местной русскоязычной общины, которому нет прощения. Увы, так же думает и часть эстонской публики, ориентированная на дружбу с Россией и ценящая советские идеалы… Эти люди считают, что любая критика Путина – предательство России. Всех прибывающих оттуда политэмигрантов встречают в эстонском инфопространстве бранью: «Еще одно дерьмо приплыло к чухонским берегам», – вот так традиционно «приветствуют» бежавшего от путинского режима человека на русскоязычном Delfi».

Но храбрец Кузичкин, чтоб вы знали, критиковал и будет критиковать Путина, невзирая на, страшно сказать, брань в русских комментах. (Эстонский у него, надо думать, пока не на высоте, оценить брань в эстонских комментах и рассказать о ней в Postimees он не может – но мы храним надежду.) И то сказать: человек – весь в белом, бежал от режима, прибыл в европейскую страну, обремененную межнациональными трениями, и много лет рассказывает эстонцам о том, какие путиноиды эти местные русские… За что ж его бранить? Его холить и лелеять надо. Давайте дружно, всей общиной, о которой Кузичкин пишет националистические небылицы, благодарно расцелуем нашего беженца. Он ведь такой молодец!

Невинная двадцатка, или Братство русофобов

Кстати о травле: не успел главред журнала Sõdur Хейки Сууркаск написать на Delfi, что «оппонентов Кремля травят с убийственным упорством» (речь о Березовском и Скрипалях – и о том, что Россия по политубийствам обогнала и перегнала США), как Кремль ударил опять – и запретил въезд в РФ двадцати эстоноземельцам.

Редакция Postimees считает, что русофобия, ненависть ко всему русскому, – это плохо, однако список Кремля – это свидетельство антикремлевского настроя вошедших в него индивидов и еще пропагандистский шаг: «Когда Запад составляет «список Магнитского», сложно ответить тем же. Российские чиновники не попадут домой в Ниццу или Майами, не навестят детей, ходящих в частные школы в Лондон или Цюрихе; сложно чем-то перебить такую карту. Невероятно же, чтобы, скажем, Тоомас Хендрик Ильвес желал отдать дочь в школу в Томске, купить дом в Ростове, поехать с супругой кататься на лыжах по горам Чечни». Да, верно, хутор Эрма за наши деньги у Ильвеса уже есть – зачем ему дом в Ростове? Его, как говорится, и здесь неплохо кормят.

Журналист ERR Тоомас Силдам счел произошедшее русской рулеткой – в том смысле, что наших «невъезжантов» подобрали совершенно случайно. Россия запретила въезд русофобам; попавший в список Эркки Баховски – главред газеты Diplomaatia, издаваемой Международным центром обороны и безопасности (МЦОБ); в списке есть еще четыре работника МЦОБ, включая колумниста Калева Стойческу, – назвал их «кофейными русофобами». Силдам уверен, что они не русофобы вовсе, то есть врагами России не являются, и пострадали безвинно.

Взять МЦОБ с его постоянными рассуждениями о российской угрозе: «Люди, объясняя внешний мир и формулируя и обдумывая современные опасности, просто делают хорошую работу». Или бывший президент Ильвес: да, против Кремля высказывался, но разве он русофоб? Урмас Рейтельманн, Хенн Пыллуаас, Андрес Херкель, Март Нутть, Тривими Веллисте, Сергей Метлев, Евгений Криштафович, Игорь Копытин: «Они все прекрасные люди, – пишет Силдам, – отчего их имена попали в список т.н. русофобов, я не понимаю». С другой стороны, «перед очередными парламентским выборам кое-кто в Эстонии получил бесплатную рекламу, так что огорчаться причин нет».

Копытин против Кремля, или Две крепости

В той же тональности высказывались и другие СМИ, и, само собой разумеется, сами безвинно потерпевшие. Ало Раун на Delfi замечает: «В том, что ты вошел в такой список, нет ничего стыдного, «русофобия» означает скорее противостояние Кремлю… Русский-русофоб – по сути оксюморон». Гости передаче Vikerraadio «Слуги народа» мыслят аналогично: «Журналист Кристер Парис изумился, как могут быть русофобами этнические русские Евгений Криштафович и Сергей Метлев». (Так ведь многие изумляются. И уж сколько лет!)

Сам Метлев вторит на Delfi: «Желание кремлевской номенклатуры заклеймить русских как русофобов нужно изучить отдельно: по этой логике русский, ненавидящий русских, должен сгореть от ненависти к самому себе – или лишаться чувств каждое утро, смотрясь в зеркало. Со мной этого не происходит, я люблю свой родной язык и культуру – и как гражданин ЭР и активист свободного общества надеюсь, что Россия вскоре станет свободной и расцветет… Решение Кремля – знак того, что на кремлевском языке русофобия – не ненависть к русским и России, а протест против авторитарной власти, даже косвенный. В моем случае русофобия по-кремлевски – это поддержка интеграции русскоязычных людей в эстонское и европейское культурное пространство, поддержка демократов России, защита суверенности и внутреннего мира ЭР, аргументированная критика воинственный политики Кремля и поиски европейского пути России».

Черные списки – штука вообще нехорошая, тем более, когда в них есть имена, вызывающие откровенное недоумение (скажем, Айнар Рууссаар). В этой истории есть и еще один интересный аспект: ряд попавших в список людей несли редкостную – и националистическую – пургу о местных русских… но это как бы не считается. Высказывания Метлева, например, можно истолковать и как поддержку ассимиляции (и дискриминации) местных русских, и как охоту на якобы «пропутинских» ведьм. Все мы помним и ФБ-пост «прекрасного человека» Рейтельманна про «триста тысяч паразитирующих на Эстонии тибл». И Копытина никто не тянул за язык, когда он призвал упразднить русскую школу Эстонии, потому что та якобы подпала под влияние Кремля. Не говоря об Ильвесе с его презрением к «языку оккупантов». И это – не история о противостоянии Путину, это совсем другая история.

Что тоже не повод попадать в список, конечно. Но любопытно то, что в связи со списком многие сразу вспомнили о том, какие они антипутинцы, а о своем участии в местной игре – поддержка национализма, создание образа врага, подбрасывание дров в костер размежевания двух национальных общин нашей страны – почему-то молчат. Нет особого повода для гордости? То ли дело – ощущать себя страшной угрозой Кремлю. Историк Игорь Копытин так и говорит про лиц из списка: «Эти люди лучше всего понимают мировидение московского режима, оттого они опасны для Кремля». И еще: «Видимо, я для Кремля – заметный идейный противник. Это трагикомично, что я опасен Кремлю, но так ведь и есть. Значит, Россия не хочет, чтобы в нее ездили люди, которые понимают русскую душу и русский вопрос». Конечно! Кто бы мог сомневаться!..

Сависаар Наказанный, или Невозвращение короля

По поводу прекращения суда над Эдгаром Сависааром наши СМИ проявили даже некоторый гуманизм. Редакция Õhtuleht хоть и печалится, что «вопросы останутся без ответов», отмечает все-таки: «Суд действовал по пословице: лучше пол-яйца, чем пустая скорлупа. Вместо того, чтобы бесконечно затягивать процесс, решено было перестать возиться с Сависааром – и разобраться с другими подсудимыми… Следует согласиться: если за шесть с половиной лет дело не продвинулось, его продолжение – уже не правосудие, а наказание… В юридическом смысле Сависаар чист как стеклышко. Вряд ли он этому рад: он в изоляции, вдали от власти и гламура… Зато может сосредоточиться на своем здоровье».

Кристер Парис на Delfi рассуждает о том, что, может, «спасение Сависаара – это и неплохо»: власть выказала великодушие и силу, а еще мы поняли, что «правовое государство» у нас – не пустое понятие: независимый эстонский суд «нашел в себе силы сказать, что и оценки экспертной комиссии, и мнение «жаждущей крови» общественности значат не столь много». Более того, никому и в голову не пришло связать окончание процесса над Сависааром с тем фактом, что премьер-министр у нас – тоже центрист. Увы, обществу дан очень нехороший сигнал: «Взяточничество в крупном размере может остаться безнаказанным. Как это повлияет на законопослушность людей и политическую культуру – мы можем только гадать». (Вообще-то до решения суда говорить о преступлении нельзя. О, парадоксы эстонской журналистики!)

С Парисом спорит в Postimees колумнист Тармо Пикнер: «Я не хочу дышать одним воздухом с Сависааром. Этот воздух пропах коррупцией и отмыванием денег. Я хочу судебную реформу… Процесс превратили в театральный политический пасквиль, сценарист и главный герой которого – сам подсудимый».

Как ни парадоксально, писатель Андрус Кивиряхк, потративший на борьбу с Сависааром тонны чернил и сарказма, судя по колонке в Eesti Päevaleht LP, всем доволен: «Продолжение было бы неловким и подорвало бы авторитет суда. Это был бы чистый цирк. Чего мы достигли? Сависаар то дремал, то спал сном младенца. То он потребовал подушку, то ему вызывали «скорую»… Так дантист выгоняет из кабинета истеричного пациента, который упрямо отказывается открывать рот, извивается, корчится, визжит. Ничего не сделать, живи дальше с такими зубами, если тебе нравится… Сависаар никогда уже не сможет доказать, что невиновен».

Без мифотворчества не обошлось. Кивиряхк вспоминает «Властелина Колец»: «Фродо запрещает другим хоббитам убивать некогда могущественного злого волшебника Сарумана, который превратился в жалкого нищего. «Пусть уходит», – говорит он». Правда, в книге Сарумана тут же убивает его же слуга, но об этом Кивиряхк не пишет. Повторим: делить крошечное эстонское Средиземье на Молодцев-в-Белом и Гадов-в-Черном у нас любят многие.

Николай Караев, советник Эстонского бюро депутата Европарламента Яны Тоом

Иллюстрация: кадр из фильма «Властелин Колец»

Share