Обзор прессы: дети разных народов, мы одной обороной живем

Share

На неделе эстонские СМИ обсуждали речь президента на Празднике победы, раздоры в ЕС, пользу от обучения в мультикультурных гимназиях — и о русских не забывали.

Журналист Пааво Кангур опубликовал в Postimees отличное — и само по себе, и от мэйнстрима — мнение «Кто из нас настоящий эстонец?» о том, что интеграция в местном понимании — дело тухлое. «Эстонцы хотят интегрированных русских, но на деле на дух их не переносят — разница менталитетов никуда не девается… Если русский, белорус, украинец и т.д. выучил эстонский, остается подозрение, правильно ли он думает. Как только русский открывает рот, чтобы заговорить по-эстонски, выясняется, что думает он неправильно… Образ мысли со знанием языка не связан». Как эстонцы не перенимают со знанием American English американские ценности, так и русские не перенимают с эстонским никакие эстонские ценности».

Знание русского на уровне родного, продолжает Кангур, — предпосылка к работе в Петербурге и Москве за хорошие деньги. «Это большое преимущество эстонских русских — выбирать карьеру и город из множества. Получаешь под зад в Таллинне — можешь продолжить в Москве. Если под зад получает эстонец, ему остается класть штукатурку в Финляндии или чистить рыбу в Норвегии…»

Есть что сказать Кангуру и по поводу российской угрозы: «Krõm naš! Ну да, это уже факт. Tallinn naš? Тут знак вопроса. Москве выгоднее иметь миллион еврорусских и сохранять статус-кво». И по поводу собственно интеграции: «Когда я вижу, что высокооплачиваемые и высокообразованные эстонцы опять занимаются перевоспитание эстонского русского, я думаю о том, что они едят и откуда берут наивные идеи. Ну не примут русские взгляд господина военного историка Игоря Копытина на Вторую мировую…» Остается один вопрос: почему столь банальные вещи нужно снова и снова разъяснять?

Бракосочетание балалайки и каннеля

Газета Postimees вспомнила о русских детях, которых некоторым хочется лишить школьного образования на родном языке. Теперь это называется «Эстонские и русские дети вместе в одной школе». На одноименной карикатуре Урмаса Немвальтса изображены русская красавица (сарафан, кокошник, балалайка) и эстонский парень (каннель, шапочка в цветах триколора), влюбленно глядящие друг на дружку. По мысли художника это дети, а поля и луга вокруг – школа. Ну да. Сверху еще пролетает эстонская национальная птичка – видимо, благословляя любовь двух народов до гроба, хотя точные намерения птички остаются неизвестными.

Поводом вспомнить о детях, пусть и в таком виде, стала статья Тийны Кауквере об исследовании гимназий, в которых учатся вместе эстонские и русские школьники. Называются они «эстонско-русские школы», но русского там – часть учеников и максимум 40% программы, опять же, для русских; кое-где на эстонском проходят 100% уроков. И кому, вы думаете, в «мультикультурных» условиях труднее? Эстонцам! И почему? А ценности, вы понимаете, такие разные!.. Нет, серьезно. Русские гимназисты учатся на эстонском, иногда зная язык очень слабо, а труднее всё равно не им. Вот она, мультикультурность…

Статье аккомпанирует редакторская колонка на ту же тему. Слова и музыка традиционные, песня исполняется не впервые: «Требования к знанию языка в Эстонии по сравнении со многими странами очень мягкие. В результате оккупации и сопутствовавшей ей колонизации у нас возникли две школьных системы на параллельных языках». Так и написано – параллельные языки. Где и каким языкам учились автор и редактор?

Баскетбол, aga eesti keeles

Впрочем, желания автора вроде бы благородны: чтобы «оказавшиеся в одной стране в ходе исторического процесса, так сказать, по воле судьбы люди» жили, не ссорясь, сотрудничая и доверяя друг другу. Это ведь всё социальный капитал, от которого зависит успех Эстонии. Будут связи (всякие, не только те, о которых думаешь, глядя на карикатуру; не надо грязи!) — будет и сплоченность общества. Хорошая штука — гимназии, в которых учатся и эстонцы, и русские. Хорошо бы и просто проводить баскетбольные матчи между эстонскими и русскими классами. И не нужно пугаться трудностей изучения языка и друг друга. И так далее.

Это всё, как говорил герой Стругацких, очень бла-ародно, но вот беда: «изучение друг друга» проводится в условиях, когда одни учатся на родном языке, а другие — преимущественно или полностью на неродном. Какие чувства затаят эти другие? Автор, вы уверены, что хотите это знать?

Тему продолжает на Delfi парламентарий Тоомас Юргенстейн, причем в том же ключе: «Ясно, что две параллельных системы образования вечно существовать не могут… Языковое погружение (в том числе двустороннее) и школы, в которых учатся вместе эстонцы и русские, уже есть, и нужно их развивать». Можно подробнее о двусторонности? А вот: «Об общем образовании часто говорят безответственно: остается впечатление, что в школе Х Катя, Вася и Нина начинают учиться на эстонском — и других детей это не затрагивает. На деле Катя, Вася и Нина приходят в школу по месту жительства — это может быть сегодняшняя эстонская школа, — и сидят рядом с Рейном, Мартином и Тийу. Учитель должен учесть то, что темп продвижения класса может на время замедлиться, ведь объяснять придется больше… Конечно, такой поворот требует усилий и терпения от обеих сторон».

Ключевое слово — «должен». Но, конечно, от обучения русских детей на неродном страдать будут эстонские дети — это мы уже поняли. Может, не стоит подвергать их такому страданию?

Чем «Еж» похож на певческий праздник?

Немалый резонанс вызвала на неделе речь президента, произнесенная по случаю Праздника победы на Певческом поле, при параде Кайтселийта (к слову: на Delfi колумнист Март Нийнесте приурочил к празднику размышления о том, почему в Кайтселийте сильны нацистские настроения). По словам Кальюлайд, парад показал нашим союзникам и, главное, противникам, что «при необходимости мы можем призвать на защиту страны весь народ». У нас все буквально как один, и «на кризисы, связанные с безопасностью, например, на лесные пожары, мы реагируем всем народом» (вы тоже ездили тушить леса на выходных, правда?).

Кальюлайд обозрела и международную обстановку. Среди демократических стран есть разногласия, и их «стараются использовать те, кому не подходят наши ценности», но надо помнить: в сложном мире у нас только один компас. «Его стрелка ориентируется в магнитном поле универсальных ценностей. Это свобода, демократия, права человека и правовое государство… И мы знаем: с нами все те, чей компас исходит из того же поля ценностей».

Президент констатировала: в мире мало стран, которые могут поставить под ружье больше 1% населения. Эстония — может. «Вы показали это нам и миру в мае, на крупных учениях «Еж». У «Ежа» было известное сходство с певческим праздником. На поле вышел могучий 16-тысячный объединенный хор…» Увы, не всё ладно с этим хором: на 73 евро, инвестируемых в армию, приходится один евро инвестиций в иные оборонные сферы. Выбор простой: увеличивать ли и далее расходы на оборону — до 3% и 4% от ВВП — или «удовлетвориться мощью и размером нынешней армии и существующей в основном на бумаге повсеместной обороной страны». Так мы всем народом обороняемся — или это в основном на бумаге?.. Вот эти-то насущные вопросы и обсуждали эстонские СМИ.

Как ехидно заметил в Postimees колумнист Ахто Лобьякас, «повсеместная оборона страны начинается не с техники, а с жителей Ида-Вирумаа». Президент мыслит процентами, суммами, массами мобилизуемых, но эти цифры не гарантируют оборону. «Президент, кажется, выбрала тактику страуса: чего не вижу, того нет… Считается, что альянсы обеспечивают нашу безопасность, пока у нас есть ценности и уплачены взносы. Трамп, планирующий до или после июльского саммита НАТО заключить двустороннюю сделку с Путиным, — существо из иного мира, который не может быть реальным».

Пустынные пейзажи и бессмысленные круги

Ну и потом, продолжает Лобьякас: «Как и Кая Каллас, Кальюлайд явно включает в число тех, кто готов защищать Эстонию, жителей страны, которые не является ее гражданами, а также граждан — эстонских русских. Однако президент не защищает рьяно права меньшинства… Есть ирония и в том, что 1% от ВВП — это более 200 млн евро, а для стратегически важнейшего региона Ида-Вирумаа правительство нашло в этом году меньше двух миллионов дополнительных средств». Ну а если о принципах: «Какие принципы Эстония не предает, покупая крышу у Трампа?»

На Delfi член парламента Тийна Кангро интересуется другим аспектом президентской речи: кто у нас «противники» — исламисты? Россия?.. «Если есть противники, значит, есть конфликт? С кем?.. Сегодня началась новая эпоха, и мы официально заявили, что у нас государственный конфликт?»

А еще Кангро как человека, знакомого с азами физики, ввела в ступор метафора компаса. «Компасы показывают направление между двумя полюсами. Президент говорит об однополярном «магнитном поле». В таком поле компас не работает, его стрелка в лучшем случае описывает бессмысленные круги… Разве народ Эстонии не должен сам решить, куда двигаться, разве нам следует бездумно идти туда, куда показывает компас? У компаса нет чувств, убеждений, этики, его работа — показывать, где север и где юг… Куда мы направимся — решать нам».

На том же портале главред журнала Diplomaatia Эркки Баховски изумляется месту проведения парада: Певческое поле очень велико, народа там было маловато, Кайтселийт тоже маршировал как-то разреженно, пустынный пейзаж «несколько контрастировал» со словами президента о том, что мы готовы защищать Эстонию всем народом и т.д. В общем, вышло странновато. Кроме того: «Можно подписаться под словами о том, что Эстония не должна выбирать стороны. Но что, если стороны — (бывшие) союзники? Как принцип невыбирания сторон сочетается с высказанной Кальюлайд в Белом доме мыслью об «оси добра», которую образуют США и страны Балтии?»

А ответ ужасно прост, и ответ — единственный. Просто Керсти Кальюлайд — гений. В смысле — парадоксов друг.

Николай Караев, советник Эстонского бюро депутата Европарламента Яны Тоом

Share