Обзор прессы: в поисках настоящего эстонца

Share

На этой неделе эстонские СМИ спорили о проекте целлюлозного завода в Тарту, следили за интригами в стане реформистов и думали, как отличить настоящего эстонца от ненастоящего, и о русских не забывали.

В Postimees в Международный женский день писатель Михкель Мутть задался вопросом «кто из нас настоящий эстонец?». Автор наряду со многими пытается объяснить (кому? зачем?), как он понимает «народ и Эстонию». В частности: «Эстонскость и другие национальности нельзя определить на основании одного-двух признаков. Их больше… Мы всегда имеем дело с «более или менее» эстонцем… Эстонец – не ценность сама по себе. Среди эстонцев были депортаторы и охранники концлагерей. Были сталинисты и интердвиженцы…. Гены и внешность? Я никогда не верил в «кровь»… Генофонд эстонцев слегка ограничивает, но переоценивать его не стоит. Карл Вайно этнически был чистым эстонцем, но… какой же он эстонец? Юри Ярвет, с другой стороны, был этническим русским…»

Полные эстонцы, совсем не эстонцы и другие

По Муттю, фактор почвы – «ландшафты, климат, птички и бабочки» и всё такое прочее – очень важен, потому что влияет на человека исподволь и долговременно. Отсюда – важный в нашем контексте вывод: «Нельзя так, чтобы хлоп! – и стать эстонцем.  Одно дело, когда ребенок среди всего этого рождается, другое, если он долго жил где-то еще». Видимо, таким лузерам эстонцами стать трудно, а то и невозможно. «Затем – язык. Не только домашний, то есть родной, но и тот, на котором получено образование – так получаешь и языковую память. Детский сад и начальная школа в этом смысле – важнейшие факторы формирования человека».

Но если вы думаете, что, выучив эстонский, войдете в число избранных, вы ошибаетесь. «Язык – обязательное условие, но не единственное. Евгений Осиновский, Дмитрий Кленский и Яна Тоом владеют ведь эстонским в совершенстве». Но – не эстонцы. И это типа все понимают. А почему? «Самоощущение? Конечно. Но только если ты честен с самим собой, а не выдаешь желаемое за действительное. Если я владею английским языком, люблю английскую культуру и еду жить в Лондон, я могу хотеть быть британцем, но пока им не являюсь. Но со временем я могу им становиться всё больше. Так при наличии желания можно стать и эстонцем».

К счастью, лояльность государству в число «компонентов эстонскости» по Муттю не входит. Но: «К чем составлять их список? Эстонскость – вопрос не теории, а практики… Ничто не отменяет того факта, что есть более-менее полные эстонцы… и есть те, кто ими точно не является. Можно спросить: ну и что с того, что кто-то не эстонец? Не эстонец – и ладно!» Но и такой подход Муття категорически не устраивает.

Писатель признаётся: при прочих равных условиях он предпочтет объединиться с эстонцем, а не с кем-то там. Он считает, что «в нормальных условиях» так поступают все на свете. Он считает, далее, что хотя в глобальном аспекте «мышление на всех языках равно, для миллиона эстонцев продолжение работы эстоноязычной мысли на уровне высших ценностей – важнейшее условие». Он считает, что ни один русскоязычный, даже если дать ему «документ с печатью, что он эстонец», а то и «полное гражданство», вряд ли станет смотреть другие телеканалы (вот так просто всё у нас).

Типичные эстонцы, которых никто не видел

Вершина мысли в статье Михкеля Муття, конечно, вот эта: «Наши неомарксисты продолжают гнуть более общую линию и позволяют себя использовать. Поскольку нулевой вариант гражданства, кажется, в патовой ситуации, предпринимаются другие попытки. Эстонскость нужно переосмыслить, деконструировать… чтобы потом пойти «вперед». Потому оправдан вопрос, не является ли атака на преамбулу Конституции ползучей попыткой государственного переворота».

Перечитайте, пожалуйста, последнюю фразу. Будем надеяться, что это все-таки не авторская позиция. Ну или – что это какая-то тонкая ирония. «Противостояние и поляризация еще будут усиливаться, но у этой борьбы нет ничего общего с нюансами дебатов, – предвещает автор. – Теоретизирования в этой сфере – игра на флейте в то время, когда горит Рим».

Словно в противовес Муттю на портале Õhtuleht детективщица Катрин Паутс пишет о том, что «быть типичным эстонцем стыдно». «Эстонцы злобные, завистливые и легко обижаются. Кто такие эти эстонцы? Ну уж точно не вы и не я – это какие-то другие люди. Где живет эстонец? Может, в соседнем доме, но, конечно, не под моей крышей. К счастью, я лично не знаю ни одного типичного эстонца».

Отличный, между прочим, подход: люди все разные, а национальные стереотипы хорошо бы собрать да сжечь. Но нет, как справедливо пишет Паутс, человек может понимать, что «эстонец – это кто-то другой», однако понимание это становится руководством к действию. И вот уже колумнист пишет о том, что его не интересует: воображаемого эстонца эти темы заинтересуют вполне! Вот уже редактор газеты публикует материалы, по его, редактора, мнению могущие привлечь «эстонца». Вот уже порталы считают, что эстонцы обожают глупые заголовки и развлекалово (не так ли и с русскими порталами Эстонии?).

«Мы ничего не понимаем, мы предполагаем и стреляем в темноту», – пишет Паутс. Эстонец – таинственный зверь: никто его толком не видел, но «все хотели бы быть умнее и лучше эстонца». «Ко всему прочему в прошлом году вышел справочник по эстонцам – и он до сих пор разлетается, как горячие пирожки. Выходит, нам нужен учебник, в котором сказано, что такое эстонец. Здрасте-приехали! Не представляю, чтобы подобный учебник понадобился русским или американцам». Справедливости ради: книга Михкеля Рауда стереотипы высмеивает, оттого она так хорошо и продается.

«Я поделилась с знакомым наблюдением: эстонец говорит об «эстонце» всегда в третьем лице, снисходительно, презрительно и исключая из «эстонцев» себя, – продолжает Паутс. – Знакомый сообщил мне, что он, к счастью, не знает ни одного эстонца. Есть вирусцы, вырусцы, островитяне, сету, пярнусцы, тартусцы и хийумаасцы. Эстонцем вирусец и вырусец становятся только тогда, когда делают что-то неприятное». В общем, все разговоры о типичных эстонцах стоит прекратить. Как и разговоры о типичных русских и американцах, добавим мы. Какая жизнь настала бы тогда!

Реформировали, реформировали…

На политических фронтах – почти без перемен. Реформист Кейт Пентус-Роозиманнус вновь уверяет читателей Delfi, что центристы «узаконивают оккупацию» и ниспровергают основу основ Эстонии – преемственность нашей страны и Республики 1918-1940 годов. Если правительство решает возместить ущерб от оккупации, например, церквям, это «ой, всё» – Пентус-Роозиманнус считает, что тем самым мы «берем на себя роль правопреемника ЭССР». Ну а если (!) правительство решит изменить основы политики в области гражданства, это будет совсем ужас-ужас, поскольку оная политика корнями уходит в досоветские времена. Мы сыграем на руку Москве! Мы окажемся на пути «обратно в Советский Союз»!

Разумеется, сюда приплетаются и договор с «Единой Россией», и «встреча Михаила Кылварта со специальным представителем Владимира Путина» (Михаилом Швыдким, спецпредставителем президента РФ по культуре, но об этом Пентус-Роозиманнус умалчивает). Автор требует от премьер-министра ответить на восемь вопросов, и в последнем, между прочим, дословно цитируется мнение главреда Postimees Лаури Хуссара про вредную политику «россиезации Эстонии», причем термин подается уже как вполне устоявшийся. Это к слову про неисповедимые взаимосвязи независимой журналистики и политических игрищ.

Самое забавное, что эти атаки идут на фоне грызни среди реформистов: нынешний глава партии Ханно Певкур объявил, что преемником видит только Каю Каллас, но, видимо, не всем в Партии реформ это нравится, отчего в СМИ выливается всякое. Журналист Тоомас Сильдам на ERR цитирует Леннарта Мери: «Ситуация дерьмовая, но это удобрение нашего будущего», – и спрашивает, обильно ли удобрит будущее реформистов вот это вот самое, что сейчас с ними происходит.

Ситуацию с «новым нарядом реформистов» анализирует в Postimees колумнист Ахто Лобьякас: «В происходящем скрыт парадокс. Партия реформ не кажется организацией, которой могли бы управлять люди, не работавшие ранее в партии – или в «семье», как говорили реформисты, изливая душу, в 2012 году. Не стали авторитетами, как сказали бы в организации другого типа. С другой стороны, сегодня у авторитетов партии нет управленческого потенциала… Прогнило что-то в Партии реформ. То, что она на автопилоте сумела повысить свой рейтинг, больше говорит о нынешнем правительстве…»

«История о том, что реформисты всего лишь нуждаются в хорошем капитане, наивна, – продолжает Лобьякас. – Можно опасаться, что в Эстонии нет другой партии, настолько изгрызенной изнутри амбициями и фрустрацией. Певкур, Рыйвас и Паэт на скамейке проигравших; Михал и Пентус-Роозиманнус в качестве вечно вторых и третьих, не говоря о более мелких и эксцентричных фигурах».

Что нам делать с агентами влияния

Тема России всплывает в СМИ постоянно – и в нашей атмосфере порой трансформируется в поиски врага. Вот член Свободной партии Антс Эрм выясняет на портале ERR, кому выгодно то, что профессор Таллиннского университета Рейн Мюллерсон «пропагандирует Российскую империю и оправдывает шантаж Путина». Повод – публикации Мюллерсона с заголовками вроде «Демонизация Путина – глупость», «Продвижение НАТО на восток – величайшая геополитическая трагедия» и «Русофобия как промывка мозгов». Но это же частное мнение? Или у нас такое вредное частное мнение иметь нельзя?

Эрм приводит краткую биографию Мюллерсона – член КПСС в 1972–1990 годах, заместитель главы эстонского  МИДа в 1991-1992 годах, центрист с 2003 года, – и пишет: «По каким соображениям тогдашний глава МИДа Леннарт Мери сделал человека с таким бэкграундом своим помощником, мне непонятно. Может, Мюллерсону мы должны быть «благодарны» за то, что в ЭР осталось около 20 тысяч российских военных пенсионеров и членов их семей?» В смысле – их надо было депортировать или что? Чего-то вы, член Свободной партии, не договариваете.

И далее: «Трудно переоценить вред, который нанес Мюллерсон имиджу Эстонии, участвуя в качестве профессора в забугорных мероприятиях… виня США во всех смертных грехах и оправдывая злодеяния Путина и амбиции Российской империи. Еще больше вреда от того, что красные профессора – Рейн Мюллерсон лишь один из них – учат в университетах наших детей. То есть, пользуясь лексикой самого Мюллерсона, промывают им мозги. Я понимаю, что наши силовые структуры не могут применить серьезные санкции – сверхлиберальный эстонский суд так или иначе признает их ничтожными, – но у ученых на академических собраниях есть право принимать решения исходя из своей совести. Почему-то они это право не использовали». А может, как раз использовали? В любом случае – оцените, так сказать, красоту призыва.

О «местной сети агентов влияния России» сообщает и политолог Кармо Тюйр в Postimees, осмысливая «три сценария российско-эстонских отношений» – как водится, позитивный, негативный и нейтральный. Позитивный сценарий (с точки зрения РФ) – «возвращение Эстонии под контроль Москвы». По Тюйру, для достижения этого результата Москва будет проводить информационные операции: убеждать нас, что ориентация на Запад плоха, что «Гейропу надо презирать, а беженцев бояться», осуждать диктат Брюсселя и поносить НАТО. «А другой рукой – доказывать остальной Европе и всему Западу, что Эстония – вздорная, ксенофобская нацистская страна, отказаться от которой – самое милое дело».

Опять получается, что заикнись ты о местном национализме – и выйдешь волосатой ногой Кремля. Кармо Тюйр сообщает: «Среди агентов влияния лучшие – те, кто и понятия не имеет, обрывки чьих речей повторяет и чьи интересы защищает». А давайте лишим кремлевских манипуляторов козырей? Дадим негражданам гражданство, например. Откажемся от рассуждений типа «кто среди нас эстонец» в СМИ. Прекратим охоту на ведьм, пока что, слава богу, виртуальную. Тогда ведь никто не сможет сказать, что мы – вздорная ксенофобская страна. Логично? Или опять что-то не так на этой картинке?..

Николай Караев, советник Эстонского бюро депутата Европарламента Яны Тоом

На иллюстрации: «Эстонский крестьянин» («Estonian peasant»), рисунок из книги Элизабет Ригби «A Residence on the Shores of the Baltic» (1842).

Share