Новогодние приключения государственного гимна

Share

На этой неделе эстонские СМИ обсуждали главным образом неисполнение гимна в новогоднем эфире ETV, хотя и о русских не забывали.

Главный скандал новогодней ночи связан, конечно, с гимном Эстонской Республики, который, как объяснили позднее, в прямой трансляции с таллиннской площади Свободы, «когда часы двенадцать бьют», решили не исполнять – наш гимн несовместим-де с грохотом фейерверков. Объяснение это убедило не всех: «27 лет мы начинали год с гимна. А теперь его вдруг отменили. Плохое предзнаменование», – написал в FB глава совета ERR Рейн Вейдеманн. Особенно плохое, видимо, потому, что год-то предстоит не простой, а юбилейный.

«Голубой огонек» с акцентом

Однако нашлись люди, который куда больше задело то, что одним из ведущих прямой трансляции ETV был русский актер Николай Бенцлер. Редактор отдела мнений Õhtuleht Лаур Уудам назвал посленовогоднее (2 января опубликованное) мнение «В юбилейный год с акцентом»: «Что должно было означать назначение ведущим вечера русскоязычного актера из другой культурной среды, раздражившего даже соцдема Яака Аллика, которого в нелюбви к русским подозревать трудно?» Аллик и правда прошелся по Бенцлеру в своем FB.

«Такой выбор ERR в духе мульти-культи – прежде всего политический, – продолжает Уудам. – Возможно, нам хотели показать, как мы ценим местных русскоязычных, или что раскола между эстонцами и русскими уже нет и мы все одинаково эстоноземельцы, но – не работает ли такой выбор против самой идеи? В Новый год хочется прежде всего расслабиться. Не хочется напрягаться из-за языковых ляпсусов ведущего или его страха не сориентироваться в здешнем культурном пространстве. В итоге мы получили именно что интеграцию наоборот. Местные русские не смотрят ETV+, они смотрят российские каналы, а эстоноязычной публике ERR предлагает „Голубой огонек“ с акцентом».

На том же портале возник откровенный вопрос: «Позволителен ли акцент на экране ETV Если Языковая инспекция оценивает знание языка у кассира в магазине, не следует ли проверять на то же самое ведущих ETV? Не нужно ли снабжать такие передачи субтитрами? На вопрос читателя отвечает сам главный директор Языковой инспекции Ильмар Томуск: «Оценить, подходит ли ведущий для этой работы, – задача ERR». К тому же Николай Бенцлер – не постоянный работник ERR и даже не журналист. «У меня, когда я его смотрел и слушал, не возникло ощущения, что я не понимаю, о чем он говорит. Да, он говорил с акцентом и у него были ошибки согласования, но для меня он представлял русскоязычных, среди которых есть такие, что говорят по-эстонски лучше него, хуже него – и не говорят вообще… В конце новогодней программы прозвучала песня „Eestlane olen ja eestlaseks jään“ („Я эстонец и останусь эстонцем“), она и показала, какова была главная мысль этой пестрой передачи. Жаль только, что в этот раз решили не петь гимн Эстонии».

С другой стороны, как замечает журналист Eesti Päevaleht Кристер Парис, все равно получился «праздник только для эстонцев»: «Многих задело то, что не сыграли гимн, однако за вечер не прозвучало и ни одной песни на языках других народов, живущих в Эстонии. Даже Анне Вески ничего такого не спела! Отсутствие разнообразия, может, и было бы незаметно, если б перед самым Новым годом не спели песню о том, как быть эстонцами, из серии песен эпохи национального пробуждения, которые с рыбьими глазами глумятся над понаехавшими. Так мы подчеркнули, что это эксклюзивный праздник одного народа». Поскольку никто не знает точно, что определяет эстонца – язык, кровь или обычаи, – Парис уверен: на общих праздниках петь разжигающие рознь песни не стоит.

Как в оккупационные времена

С гимном, конечно, вышло веселее – или печальнее, смотря с чьей колокольни смотреть. Журналист Прийт Хыбемяги заявил в Eesti Päevaleht, что до последнего вздоха будет против такой Эстонии, в которой забывают на Новый год сыграть гимн:

«И вот я думаю, может, это начало тихого угасания символов республики и независимости эстонского народа? Ведь если вспомнить прошедший 2017 год, мы слышали, что нам не нужно больше национальное государство, что семья не свята, что национальный университет не должен защищать эстонский язык, что каждый может быть эстонцем… Я прошу прощения, но для кого тогда вообще праздновать столетие Эстонской Республики? Для живущих в Эстонии людей – желательно, как сейчас в моде, без идентичности, национального ощущения, родного языка? Но для них это всё устарело и неинтересно!»

Видимо, это надо понимать так: интеграция интеграцией, а эстонцем все равно может быть не каждый, и те, кто не может, праздновать столетие республики особого права не имеют – не их народов это праздник (что и подметил процитированный выше Кристер Парис).

Литературовед Маарья Вайно, колумнист Postimees, в целом с Хыбемяги солидарна: «невыносимая легкость отказа от символов Эстонии» кажется ей тенденцией. Сначала мы утратили «Почту Эстонии» и «Воздух Эстонии» (читай – Eesti Post и Estonian Air), потом таллиннскую автобусную остановку имени Крейцвальда переименовали в остановку Таллиннского университета, потом через бюрократические проволочки похерили идею поставить памятник Константину Пятсу, а «вишенкой на торте» стало сами понимаете что.

Чуть с иной стороны смотрит на ситуацию на том же портале певица Сийри Сисаск в мнении «Без веры, без времени, без гимна»: для нее теплохладное отношение к гимну связано с отношением президента Кальюлайд и многих в Эстонии к церкви. Если над нами нет чего-то более высокого, в чем вообще смысл жизни? Неужели в безумии, транслируемом по телеканалам (которые Сисаск предлагает переименовать в «Палата1», «Палата2» и так далее)?

Вообще, отсутствие гимна в новогоднем телеэфире посадило в общую лодку возмущения очень разных людей – от уже упомянутого Рейна Вейдеманна и президента Кальюлайд до отца и сына Хельме из партии EKRE. Литератор Март Сойдро пнул эту партию в Õhtuleht за то, что политики стригут на гимне политические барыши. Заодно Сойдро припомнил речь почетного председателя EKRE Арнольда Рюйтеля 30-летней давности, когда тот был еще председателем президиума Верховного Совета Эстонской ССР и готовился отметить 60-летие: «Каждому реалистически мыслящему человеку ясно, что никакого возврата к буржуазной Эстонской Республике нет и быть не может – он противоречил бы экономическим и социальным интересам нашего народа». Тоже к вопросу о советских временах.

Редакция Eesti Päevaleht сочла, что «страстность, с которой все поспешили раскритиковать отсутствие гимна, дает надежду»: если уж мы спорим о гимне, значит, в хорошие времена живем! Никогда еще средний эстонец не жил так хорошо, более того, «мы наконец восполнили большую часть ущерба, нанесенного советской оккупацией». Редакция Õhtuleht, впрочем, подмечает: «Странным образом полуночное выступление главы государства и последующее исполнение гимна один в один скопировано с советских времен, когда новый год прибывал с выступлением Брежнева, кремлевскими курантами и гимном, – в эпоху первой республики ТВ не было вовсе».

Газета полагает, что, быть может, мы должны быть благодарны за возможность пересмотреть прежнюю практику использования гимна и других госсимволов. Вот, например, у нас использование триколора строго регламентировано, а в США их звездно-полосатый флаг можно хоть в трусы перекроить – и патриотизм с государственностью от этого не страдают, размышляет газета. Не слишком ли мы строги к себе? Гордости за страну ведь много не бывает.

Из российской космической разведки с любовью

Колумнист Юри Пино в том же Õhtuleht особой беды в неисполнении гимна не видит, да и в злокозненность тех, кто оставил нас без гимна, не верит: «Ну не верю я в то, что редактор новогодней передачи Кармель Килланди на деле – агент с кодовым именем Кармен Гирлянд, работает на российскую космическую разведку и получает четыре золотых рубля за операцию. Или, наоборот, работает на брюссельское бюро нивелирования и получает четыре золотых экю за операцию». Скорее всего, имела место обычная ошибка: все думали, что кто-то о гимне да вспомнит, и никто не вспомнил. Огорчаться нечего, всё равно все прошло хорошо. «Николай Бенцлер был восхитителен. Если кто ворчит по поводу его эстонского, пусть глянет на себя, как он, эстонец, говорит, как, еще хуже, пишет. “Кажный”, “роботать” и “черт” через каждые два слова („igat”, „töödata” ja „krt” iga kolmas sõna)».

К тому же, продолжает Пино, песня «Я эстонец и останусь эстонцем», которую все-таки исполнили в ночь на 1 января, лучше гимна – «эстоннее, национальнее, синевасильковее… и пересказывает начало Конституцию в поэтической форме, ну, знаете, сохранение эстонского народа и культуры и т.д.» А в нынешнем гимне Эстония и эстонцы не упоминаются ни разу, он подходит любой стране.

По той же причине не смутило отсутствие гимна и колумниста Õhtuleht Атса Миллера: «Как финны считают своей песней не гимн, а “Финляндию” Сибелиуса, так и наша песня – это на деле “Моя родина – моя любовь” (“Mu isamaa on minu arm”), сочиненная Густавом Эрнесаксом на слова Лидии Койдулы. Неужто кто-то будет спорить?» И далее: «Времена меняются, а сверхнаивность слов гимна остается. Не говоря о последнем куплете («Благословит Господь Святой / Тебя, мой край родной…») – воображаемые друзья могли бы все-таки остаться за кадром. Да, я тоже один из тех, кто последний куплет не поет».

Писатель Андрус Кивиряхк в колонке в Eesti Päevaleht LP ернически обобщает: «Реакция на то, что гимн не прозвучал, была истерической. В событии увидели провозвестие гибели Эстонской Республики! Заговорили о предательстве собственного народа, стали подозревать, что есть секретный заговор с целью ползучего отказа от национальных символов и падения эстонскости. Господи спаси!» Между тем «никто не сомневается, что концерт на площади Победы был весьма эстонским и хорошим; что важнее, искреннее чувство или ритуалы?»

Отозвался на неисполнение гимна и Eesti Ekspress, начавший год с веселых пожеланий вроде «Пусть EKRE создаст свою ячейку LGBT» и «Чтобы Урмас Сыырумаа нашел потерянные голоса». Среди прочего о русских не забыли и там, и не только в международном плане – «Пусть Россия выиграет Чемпионат мира по футболу и в честь Великой Победы подарит Крым Украине обратно», – но и в самом что ни на есть эстонском: «Пусть население Нарвы ездит на экскурсии в Эстонию». Ну а про гимн еженедельник написал, используя игру слов «iga suguakt – igasugu akt»: «Пусть каждый половой акт (и вообще каждый акт) начинается с пения гимна, а заканчивается плодотворно». С новым счастьем, родина, радость моя и счастье мое!..

Share