Мир глазами Politico: иммиграция, оккупация, европеизация

Share

Брюссельская газета Politico выступает в роли хрониста ЕС. На повестке дня – ослабление Германии, нежелание принимать решения в сфере иммиграции и бесконечный Брексит.

В Германии скандал: канцлер Ангела Меркель сразилась с правительственным чиновником средней руки – и проиграла, причем оглушительно, и теперь вдобавок столкнулась с кризисом в коалиции. Камнем преткновения стал глава контрразведки Ханс-Георг Маасен и антииммигрантские протесты в Хемнице: Меркель уподобила их «организованной травле», а Маасен публично возразил, мол, правильно протестовали. Канцлер потребовала Маасена уволить, но за него вступился министр внутренних дел Хорст Зеехофер. В итоге Маасен все-таки ушел в отставку, но только чтобы занять более высокий пост в том же МВД. Компромисс одобрили сопартийцы Меркель, а вот социал-демократы, с которыми в коалиции и так не очень считаются, раздражены и готовят боевые действия.

Всё это осталось бы внутренним делом Германии, если бы от Меркель не ждали руководства всей Европой. Как пишет журналист Politico Мэтью Карнитчинг: «Во многих уголках континента Меркель еще считают владычицей Европы, однако у себя на родине она все чаще кажется голой королевой». О каком авторитете можно говорить, если ты не можешь справиться с чиновником в родной стране?

Прогнило что-то в федеральном королевстве

Номер Politico в этот раз вышел вполне немецким – но не очень лестным для Германии. Тот же Карнитчинг пишет о новом повороте в скандале с выхлопными газами: немецкие автомобильные корпорации, мухлевавшие с тестами на выхлопные газы, возможно, были в картельном сговоре. Но всё еще хуже: «Грязный секрет всех этих скандалов в том, что никому они не интересны». Скандалы скандалами, а немецкий народ раскупает «фольксвагены», BMW, «мерседесы» и «порши» так, что прибыли концернов растут и растут. «Суть проблемы – в парадоксе немецкого отношения к экологии, – ставит диагноз журналист. – Немцы тщательно разделяют мусор по разным помойным бакам и тратят бессчетные миллиарды на переход от атомной энергии и ископаемого топлива к электростанциям на возобновляемых ресурсах. Главное – не трогать их автомобили».

Теперь за немецкое автомобилестроение взялась Маргрете Вестагер, еврокомиссар по вопросам конкуренции. Она расследует дело о возможном сговоре BMW, Daimler, Volkswagen, Porsche и Audi. Если расследование увенчается успехом, подозреваемым может грозить очередной рекордный штраф; предыдущий рекорд был установлен в той же отрасли – в 2017 году Еврокомиссия оштрафовала пять крупных компаний больше чем на 3,8 миллиарда евро. Politico утверждает, что следующей целью Вестагер может стать крупнейший продавец всего на свете Amazon – его подозревают в том, что он использует собираемые им данные для своей выгоды.

О Германии и мнение немца Константина Рихтера: он сокрушается о том, что соотечественники настроены слишком оптимистично – и смотрят на экономику ФРГ сквозь розовые очки: «Сегодня немцев интересует, распоясались ли арабские банды в Берлине, гибнет ли демократия, нужно ли уволить Ханса-Георга Маасена…» А вот расследование сговора автомобильных гигантов – нет. В 2000-х, пишет Рихтер, немецкая экономика воспряла именно потому, что население страны, которую экономисты называли «больным человеком Европы», ужаснулось и стало стараться не допустить краха. Сегодня всё изменилось: «Никто уже не говорит о демографии. О нехватке инженеров и падении Deutsche Bank… Мы не обсуждаем китайские подделки, недостаток рабочей силы, кризис в мировой торговле…» А надо бы!

 «У вас есть план, мистер Фикс?» – «План, мистер Фикс?..»

Своеобразное продолжение немецкой темы – обсуждение борьбы за место главы Еврокомиссии. Кроме немца Манфреда Вебера, лидера крупнейшей фракции Европарламента, на него претендует вице-президент той же Еврокомиссии, словацкий карьерный дипломат Марош Шефчович, «энергетический царь ЕС», как аттестует его газета.

Вебер по убеждениям – консерватор, Шефчович – социалист, но оба они одинаково слабы: до сих пор чаемый ими пост занимали бывшие премьер-министры, люди если не с государственным умом, то с опытом государственного управления (премьер Люксембурга Юнкер – не исключение). Нынешние кандидаты вообще, кажется, ничем не блещут; тот же Шефчович должен был руководить процессом уменьшения зависимости ЕС от российского газа и также выступать в роли посредника на «газовых» переговорах Москвы и Киева – но не преуспел в обоих ипостасях.

Затишье перед бурей наступило в вопросе иммиграции. Как сообщают журналисты Politico Дэвид Хершенхорн и Джакопо Баригацци, хотя мигрантов прибывает все меньше, четкого плана, что делать с ними, у ЕС нет. И чем больше европейские лидеры обсуждают проблему миграции, тем меньше их взаимопонимание. На всенощных переговорах в июле Эммануэль Макрон предложил создать «центры контроля», чтобы отбирать мигрантов по трудовым навыкам, но пока что ни один такой центр не создан даже во Франции.

Между тем в редакцию Politico попало письмо нидерландского министра миграции комиссару ЕС по той же сфере. Голландец жалуется: нынешняя система «позволяет мигрантам выбирать страну ЕС, в которой они хотят получить международную защиту». В Нидерландах больше половины прибывших туда мигрантов не зарегистрированы. Но решать проблему никто не собирается; как сказал президент Совета Европы Дональд Туск, одни хотят ее решить, а другие – использовать в избирательной кампании.

Бельгия в Конго и Китай в Македонии

Крайне любопытная статья Бруно Масайнша рассказывает о том, что в игру Запада и России на Балканах вмешался третий игрок – как ни странно, Китай. «Россия – всего лишь мышцы. Китай – и мозги, и деньги», – комментирует ситуацию македонский политик Люпчо Палевский. В рамках глобального плана «Один пояс и один путь» китайцы прокладывают новый Шелковый путь через Центральную Европу в греческие порты, и пройти он может через одну из трех стран: Болгарию, Албанию, Македонию. Первые две страны – в НАТО и китайского влияния внутри себя не допустят. Остается Македония, в которой не зря нарастает внутреннее напряжение: Запад, Китай и Россия тащат местных политиков в разные стороны.

Отдельный материал посвящен теме бельгийской оккупации; точнее, речь о модернизации брюссельского Музея Африки, экспозиция которого рассказывает о бельгийском Конго – колонии, из которой метрополия успела попить кровушки куда сильнее, чем, скажем, СССР из Эстонии: по оценкам, колонизация стоила жизни по крайней мере десяти миллионам африканцев. До сих пор Музей Африки говорил о колонизации в том ключе, что белые люди принесли дикарям цивилизацию, а теперь ищет новых путей. Из статьи выясняется, что в бельгийских школах о Конго ничего особенного не рассказывают – и что каждый третий бельгиец связан с кем-то, кто жил или работал в этой колонии. В бельгийской политике тема оккупации – тоже третьеразрядная. Такие вот дела в самом сердце Европы.

Share