Мир глазами Politico: из брюссельского гулага с любовью

Share

Брюссельская газета Politico выступает в роли хрониста ЕС. Старые и новые заботы Европы: Макрон намерен устроить передел власти в Европарламенте, Германия слабеет на глазах, Брексит – практически невозможен.

Дэвид Хершенхорн и Майя де ля Бом сообщают о сговоре французского президента Эммануэля Макрона и голландского премьера Рутте с целью ни много ни мало «перекроить политическую карту Европы». Речь о том, что движение Макрона «Вперед, Республика!» примкнет к европарламентской фракции ALDE, «Альянс либералов и демократов за Европу» (от Эстонии в нее входят Яна Тоом, Игорь Грязин и Урмас Паэт). С Рутте Макрон договаривался, потому что партия голландского премьера занимает в ALDE ключевые позиции. Стороны надеются, что в итоге ALDE сделается в ЕП фракцией номер два (сейчас ее номер – четвертый) и, заключив коалиционный союз с фракцией номер один, консервативной, поставит своих людей на ключевые европейские посты.

Не слишком ли много народ жалуется?

Оппозиция такому ходу может возникнуть внутри самой ALDE: Макрон со товарищи надеются сместить нынешнего лидера фракции Ги Верхофстадта, чему он наверняка будет сопротивляться. Заменить его хотят, по слухам, на популярного датского политика Маргрете Вестагер, ныне она – еврокомиссар по вопросам конкуренции. Кроме того, альянс Франции и Нидерландов должен ослабить позиции Германии.

Кстати об ослаблении Германии: Politico ожидает, что баварская партия ХСС, партнер меркелевской ХДС, потерпит сокрушительное поражение на выборах в воскресенье. Еще Джошуа Позанер пишет о том, что Германия не смогла пролоббировать сокращение выбросов CO2, приемлемое для немецкой автомобильной индустрии, – и это тоже важный знак: «Пять лет назад, чтобы решить вопрос, хватило телефонного звонка Ангелы Меркель», – а сегодня всё уже не так. Меркель поклялась к 2022 году закрыть все немецкие АЭС, однако перейти на «зеленую энергию» полностью стране не удается, треть электричества производится из угля (сообщает Паола Тамма). В результате к 2020 году Германия сократит выбросы парниковых газов не на 40%, как ожидалось, а лишь на 32%; дальше, видимо, будет хуже.

Возвращаясь к Макрону: Захари Янг сообщает о девяти главных его промахах, часть которых смахивает на печальные анекдоты из серии «царь и народ». Скажем, возвращается Макрон с могилы Шарля де Голля – и встречает пожилых граждан, которые жалуются на урезанные пенсии. Макрон встает в позу и говорит: «Внучка генерала де Голля сказала мне, что с ним можно было говорить о чем угодно, нельзя было только жаловаться. Народ слишком много жалуется!» Или: встречает Макрон безработного садовника и сообщает ему: работу найти проще простого, если ты к ней готов и мотивирован, достаточно перейти улицу! Или: Макрон держит речь перед бизнесменами и говорит им, что люди делятся «на преуспевших и пустышек»… Традиции Марии-Антуанетты («если у них нет хлеба, пусть едят пирожные») все-таки живы.

Отберем Facebook у Цукерберга!

Брексит продолжает будоражить умы. Гамбургский политолог Марсель Дирсус пишет о данном явлении природы скорее с эмоциональных позиций: «Когда облеченные властью тори сравнивают ЕС с Советским Союзом или говорят, что ЕС хочет того же, чего хотел Гитлер, это, может, и музыка для ушей твердолобых брекситёров с их фантазиями об освобождении из контролируемого Брюсселем гулага. Но для остальных это смехотворно и, честно говоря, очень досадно… Великобритания дала нам битлов, Джеймса Бонда и создателя Всемирной паутины. Однако скоро одинокий островок окажется пешкой в играх между США и Китаем». Автор призывает британцев опомниться – мол, все равно «на этих переговорах многое зависит от нас».

Оптимизма не внушает и материал Чарли Купера и Тома Мак-Тэйга о решении главного вопроса Брексита – границы между британской Ирландией и Ирландией независимой. Ни один сценарий из пяти имеющихся не удовлетворяет всех, хотя, кажется, есть вариант, не устраивающий одну лишь Демократическую юнионистскую партию Северной Ирландии – протестантов, которые перегрызут глотку всем, если обозначится хоть какая-то таможенная граница между их малой и их же исторической родиной. Беда в том, что эти люди находятся в коалиции с британскими консерваторами, а значит, так просто их не обойти.

Весьма радикально мнение кембриджского ученого Джанмарко Радди, предлагающего национализировать крупные социальные сети, в частности, отобрать у Марка Цукерберга Facebook. Логика такова: используя информацию, которую размещают в Сети пользователи, Цукерберг и прочие магнаты делают огромные деньги, не брезгуя и политическими кампаниями, после которых избиратели голосуют не за те партии; мириться с этим нельзя, демократия под угрозой; значит, нужно создать альтернативные социальные сетилибо национализировать имеющиеся. В конце концов, после войны в Европе много чего отобрали в пользу государства, исторические прецеденты имеются, можем, так сказать, повторить.

Как известно, Европа даст шесть миллиардов евро Турции, чтобы та не пускала африканских мигрантов через границу в ЕС. А может, лучше потратить те же деньги прямо в Африке? Politico задает этот вопрос ряду экспертов, выясняя, как Европа может остановить миграцию. Ответы сильно разнятся: от укрепления границ и обучения мигрантов нужным ЕС навыкам на местах до создания в странах Северной Африки рабочих мест и даже «плана Маршалла для Африки», аналогичного послевоенному плану, который поднял из руин ФРГ.

Вести с более личных фронтов: работники Европарламента создали сайт MeTooEP.com, призванный бороться с распространенной в ЕП практикой сексуального харрасмента. Теперь ассистентка (в основном это женщины), желающая пожаловаться на своего депутата, получит от ЕП компенсацию своих расходов на юристов. Судя по постингам, мужчины ЕП пристают к подчиненным женщинам разнообразными способами, от фразы «у тебя в этом платье красивая спина» до предложения «поесть моих блинчиков – с утра в моей квартире».

Подготовил Николай Караев, советник Эстонского бюро депутата Европарламента Яны Тоом

Иллюстрация: скриншот с сайта Politico

Share