«Красная» неделя Яны Тоом

Share

В календаре евродепутата рабочая неделя в Страсбурге обозначена красным цветом. И неспроста. Это действительно самый напряженный труд из того, что выпадает на долю члена Европейского парламента.      

Многие из нас вряд ли согласились бы пять лет кряду летать или ездить по два-три раза в неделю. Именно это сопряжено с деятельностью депутата Европарламента. А венчает этот процесс ежемесячная рабочая неделя в Страсбурге: депутаты с советниками, «рундуками», документами, как перелетные птицы, тянутся из бельгийского Брюсселя в столицу французского региона Эльзас. Центральный момент в Страсбурге – пленарное заседание, но до него еще, как говорится, дожить надо…

Если заглянуть в почтовый ящик евродепутата, можно прийти в ужас,  потому что каждый день туда падает в среднем по сотне писем. В бюро евродепутата Яны Тоом на разборке почты сидит один из советников, который, консультируясь с Яной, составляет расписание ее встреч и прочих мероприятий. Рабочий день в Страсбурге длится с утра до глубокой ночи.

Депутат вправе вызвать спецтранспорт, который доставит его от места проживания  прямо в подземные недра здания Европарламента и обратно.

«В Европарламенте намного сложнее, чем в национальном, повлиять на что-то, — рассказывает Вадим Полещук, советник Брюссельского бюро Яны Тоом. – 751 депутат, множество фракций. Если человек реально настроен на то, чтобы чего-то добиться, он должен проявлять в разы большую активность, чем в «домашнем» парламенте. Например, у Яны Тоом сейчас в работе одновременно дюжина проектов».

Страсбургская парламентская жизнь только на первый взгляд — бессистемная суета. На самом деле это четко cпланированные встречи, собрания, голосования.

Вот, к примеру, встреча мониторинговой группы по Брекситу при «Янином» Комитете по трудовой занятости и социальным делам. Одна из важных тем – судьба студентов, которые прибыли в Великобританию по программе Erasmus +. Депутаты считают, что в рамках выхода страны из ЕС важно обеспечить этим людям прежние условия оплаты учебы, миграционного статуса и позволить оставаться в Великобритании и после окончания учебы.

Если в Европейском парламенте надо принять какой-либо документ, то назначается ответственный депутат («рапортер»), который ведет его с начала до конца. Недавно проголосовали по документу, который курировала Яна Тоом. Он связан с социальной политикой в еврозоне. От имени Комитета по трудовой занятости и социальным делам Тоом формировала коллективное мнение по этому вопросу.

Схема такая: проект документа — обсуждение — поправки – достижение компромисса — новый текст. Часы и часы работы разнополярных депутатов и фракций. «Однако работа в парламенте показывает, что поиск компромиссов и балансов доведен в Европе до совершенства… Ну, это мастерство они так быстро не пропьют», — иронизирует Тоом.

Решения, принятые на уровне комитетов Европарламента, затем поступают на пленарное заседание, самый торжественный момент которого — голосование. К слову, депутатов, от него уклоняющихся,  наказывают рублем.

На страсбургских заседаниях фракций идет и подготовка к политическим дебатам на актуальные темы. На прошлой неделе обсуждался вопрос о каталонском референдуме. «В 95% случаев депутаты стремятся выработать общую позицию, но в этот раз ситуация была абсолютно безнадежна, — делится впечатлениями Яна Тоом. — Общую позицию по столь сложному вопросу выработать чрезвычайно сложно. В нашей фракции есть сторонники каталонской независимости, есть и противники. И есть возможность выступать с мнением, отличающимся от мнения основной части фракции. Совершенно очевидно, что каталонцы хотят добиться от Европы какой-то позиции. Но полномочия европейских органов достаточно ограничены, во многом эти органы представляют собой коллективный разум всех 28 государств-членов, включая Испанию».

По словам Яны Тоом, когда речь идет о борьбе за независимость в современном контексте, то используется концепция международного права, которая на самом деле очень неопределенная: «Есть определенные толкования, которые, кстати, для каталонцев неутешительны. Большинство юристов-международников сказало бы, что у Каталонии отсутствует право на самоопределение в форме создания независимого государства. С другой стороны, решение Международного суда по Косово говорит о том, что одностороннее объявление независимости не противоречит международному праву».

Тем временем Страсбург живет своей жизнью, строясь под Европарламент и крепко в него вцепившись. «Работа на два города, конечно, выматывает, — признается Яна Тоом. – Наверно, почти всем  евродепутатам больше понравилось бы работать по формуле one seat (в одном городе — Брюсселе или Страсбурге), но многомудрые французы выбили себе право на определенное количество сессий в Страсбурге, живущем, что уж греха таить, на деньги Евросоюза и Совета Европы.  И это пока не изменить».

Несмотря на помпезное великолепие главного здания, депутаты и их помощники ютятся в клетушках, мало напоминающих служебные кабинеты статусных персон. Основная инфраструктура Европарламента располагается все же в Брюсселе.

***

В Эстонское бюро депутата Европарламента Яны Тоом люди часто приходят с намерением обратиться в Европарламент, к Яне Тоом, чтобы те помогли им.  Рассказ о работе евродепутата, надеемся, даст  представление о том, чем может и чем не может «помочь Европа».  

«Любой житель Евросоюза вправе, скажем, подать в Европарламент  петицию, — говорит Яна Тоом. —  У нас есть опыт составления петиций, имеется даже опыт, когда петиция сдвинула с мертвой точки решение в Эстонии вопроса о выплатах тем ликвидаторам Чернобыльской аварии, которые имеют серые паспорта или эстонское гражданство по натурализации. «Не охваченными», увы, остаются проживающие в Эстонии граждане других государств. Но надо иметь в виду, что Европарламент нельзя рассматривать как место, которое решит проблему, условно говоря, в вашем квартирном товариществе. Есть вещи, которые находятся в исключительной компетенции государств. А в Европарламент можно обращаться с вопросами, имеющими хоть какое-то отношение к европейскому праву. В моей практике есть случаи граждан Эстонии, которые, апеллируя к этому праву и обратившись ко мне как евродепутату, вернули своих детей, отобранных иностранными социальными службами».          

Маргарита Корнышева, советник Эстонского бюро депутата Европарламента Яны Тоом

Share