Западная пресса: Сергей Скрипаль, здравый смысл и паранойя

Share

Реакция западных политиков и западной прессы на покушение неизвестных преступников на жизни Сергея Скрипаля и его дочери почти однозначна: «с большой вероятностью» или даже «с необыкновенно большой вероятностью» бывшего двойного агента Скрипаля пытались убить российские спецслужбы по приказу лично Путина.

Презумпция невиновности и принцип журналистской этики «нельзя называть человека преступником до суда» в случае с покушением на жизнь Скрипаля почему-то не работают. Типичнейший образец новой антироссийской риторики – огромный текст Оуэна Мэттьюза в журнале The Spectator. Логика автора такова, что «даже если улик много и они неопровержимы, Путин с необыкновенной легкостью выдает явную ложь», а значит, верить в непричастность Путина к покушению на жизнь Скрипаля совсем необязательно. В самом конце Мэттьюз спохватывается и вспоминает о том, что Путину невыгодно было бы убивать Скрипаля сейчас, ведь он вложил миллиарды в Чемпионат мира по футболу. «Зачем сводить все усилия на нет, казня одного шпиона в отставке? Но проблема с серийным лжецом в том, что никто ему не верит, даже если он прав».

Антироссийская риторика при этом зашкаливает по всем фронтам. Обозреватель The Times Эдвард Лукас в мнении «Путин имеет Запад как хочет» предполагает, что вслед за Солсбери Кремль может «выкинуть фортель» в странах Балтии, то есть у нас, – и Запад будет только «размахивать руками и шлепать Путина по запястью».

До чего доходит риторика – можно судить по газете Daily Telegraph, которая передает слова главы Форин-офиса Бориса Джонсона: «Необыкновенно вероятно, что приказ о нападении в Солсбери отдал лично Владимир Путин – и это первый случай, когда ядовитый газ используется на улицах Великобритании, на улицах Европы после Второй мировой войны».

Голоса здравого смысла не столь многочисленны, но все-таки они есть.

Глава МИДа Франции Жан-Пьер Раффарен: «Тереза Мэй отреагировала слишком жестко – до результатов расследования, до получения более точных данных, которые позволили бы выдвигать столь жесткие обвинения».

Лидер британских лейбористов Джереми Корбин: «Сейчас не время для скорых суждений, которые могут привести к новой холодной войне… Те, кто в парламентском запале бегут впереди полиции, не защищают ни справедливость, ни национальную безопасность… Лейбористы никоим образом не поддерживают путинский режим, его консервативную авторитарность, нарушение прав человека, политическую и экономическую коррупцию. Мы отдаем должное российским правозащитникам, ратующим за социальную справедливость и права человека, включая права ЛГБТ. Но это не значит, что мы должны смириться с новой холодной войной – с гонкой вооружений, опосредованными войнами и маккартистской нетерпимостью к инакомыслящим».

Колумнист Саймон Дженкинс (Guardian): «Разговоры о войне на руку только Путину… Мы правда хотим войны с Россией? Хотим ли мы рискнуть начать такую войну, пусть и маленькую?.. Мы не знаем, в какой мере жадность, месть и неразбериха обусловили насилие в Солсбери, но нам трудно не считать Москву виновной, пока не доказана ее невиновность… Однако история учит нас различать банальность отдельного инцидента – и его вклад в развивающийся кризис. Когда в 1914 году эрцгерцога Франца Фердинанда застрелили в Сараево, убийца не был ничьим агентом, это был террорист с пистолетом. Дело могло быть улажено дипломатической конференцией. Вместо этого континент охватила военная истерия… Даже если отравление Скрипаля было «проспонсировано государством», это была акция против индивида… Зачем, как это сделала Мэй, раздувать дело в «незаконное использование оружия Россией против Великобритании? Парламент, как попугай, повторил ту же чушь… Запад не может быть заинтересован в объявлении холодной войны №2 даже на своих условиях».

Бывший посол Великобритании в Москве Тони Брентон (Guardian): «Несмотря на нападение в Солсбери, Великобритания не может разорвать связи с Россией… Нам многое нужно сделать, чтобы предотвратить будущие нападения такого рода. Но мы не должны забывать о долгосрочном плане. Когда накал спадет, Россия останется ядерной сверхдержавой, без которой не решить такие международные проблемы, как Сирия, Иран, контроль над вооружениями, исламский терроризм и киберобезопасность. После вторжения России на Украину в 2014 году огромной ошибкой была попытка изолировать Россию. Это не сработало… Точно так же ошибкой будет отзывать нашего посла из Москвы и рвать все официальные связи».

Бывший корреспондент Irish Times в Москве Шеймас Мартин (Irish Times): «Владимир Путин вряд ли стоит за отравлением Скрипалей… Есть основания полагать, что секрет «Новичка» был тайно переправлен за границы бывшего СССР еще в 1993 году… Возможно, что с тех пор «Новичок» производят нелегально… Первая версия Терезы Мэй – в дело напрямую вовлечен Кремль – маловероятна. Скрипаль жил в Великобритании после официального размена шпионов с Россией… Если бы Путин организовал столь ужасное нападение, это было бы контрпродуктивно – в будущем обменивать шпионов станет значительно сложнее. Параллели с делом Литвиненко ложны: тот жил в Великобритании вовсе не после размена шпионов… Возможно, Англии стоит наконец осознать: если твоя страна становится домом для опасных людей вроде Березовского, в ней могут случаться опасные вещи».

Бывший посол Великобритании в Узбекистане Крэйг Мюррей (блог): «Те же люди, которые уверяли нас, что у Саддама Хусейна было оружие массового уничтожения, теперь уверяют нас, что Владимир Путин использовал русский нервно-паралитический газ «Новичок» для нападения в Великобритании… В речи Терезы Мэй не было ключевого слова: «только». Она не утверждала, что «Новичок» производился ТОЛЬКО в России. Нет, она утверждала, что эту группа нервно-паралитических газов «разработана» в России. Антибиотики придумал шотландец, но сегодня шотландцы вовсе не контролируют рынок антибиотиков… С точки зрения Путина убийство Скрипаля почти ничем не мотивировано. Если россияне ждали восемь лет, они могли бы подождать, пока не кончится их Чемпионат мира по футболу. Россияне никогда прежде не убивали обмененного шпиона. Никто не стал бы без веской причины уничтожать систему, которая в случае чего спасет самих россиян… «Злые» русские дали Скрипалю сравнительно мягкий сро; американцы за такую измену упекли бы человека в тюрьму пожизненно, а то и казнили бы. Россияне дали ему 18 лет… Нам следует максимально скетически относиться к антироссийскому нарративу. Нападение могли совершить многие».

Николай Караев, советник Эстонского бюро депутата Европарламента Яны Тоом

На иллюстрации: обложка журнала The Spectator с карикатурой на президента РФ и подписью «Токсичная власть Путина».

Share